Синтетический канал из буддхиального тела в каузальное

.

Что Бог ни делает, все к лучшему.
Пословица
Что может быть эфемернее события? Только убеждения. Поэтому всякий раз, когда человеку удается повлиять на поток событий в направлении достижения своих ценностей, происходит маленькое чудо, которое далеко не всегда осознается им как таковое, и имя этому чуду — включение канала Тельца.

sinteticheskiy_kanal
Почему так трудно научиться правильно жить и добиваться поставленных целей? Один из главных ответов заключается в том, что человеку мешает среда и собственные страсти, и это, конечно, справедливо, но не исчерпывает темы; кроме того, есть люди, которым ни среда, ни страсти почему-то нисколько не мешают, что уж совсем несправедливо и, более того, видимым образом опровергает учение Будды.
Распространенное заблуждение заключается в том, что человек разумный может сознательно планировать поток событий своей жизни; этому мнению соответствует представление о ментальном теле как расположенном непосредственно над каузальным, в то время как в действительности оно располагается под ним, а над каузальным находится вовсе буддхиальное. Отсюда вытекает очень странный и непривычный для западного человека вывод о том, что наши мысли и ментальные медитации формируют лишь почву для будущих событий, то есть материал, на котором они произойдут, а само существо, суть и основное содержание этих событий приходит, как это ни странно, сверху, из экзистенциальной картины мира и ценностей человека как воплощение программ их достижения.
Своеобразие ситуации заключается в том, что в потоке событий синтезируются все ценности человека, то есть одновременно реализуются программы достижения всех положительных ценностей и избегания отрицательных, так что разобраться, что означает то или иное событие, тем более, взятое изолированно от остальных, часто бывает довольно трудно — особенно если учесть, что большая часть собственных ценностей (как положительных, так и отрицательных) человеком не осознается и потому программы их достижения (избегания) материализуются помимо его сознания, но при этом, естественно, интерферируют друг с другом и со всеми остальными.
Формируя поток событий (внешних и внутренних), Телец заставляет человека жать плоды своей душевной деятельности, причем не «лучшие» плоды — те увлекаются восходящим потоком Рыб наверх в атманическое тело — а, наоборот, самые плотные остатки буддхиальных медитаций. Таким образом, события нужно рассматривать всегда не сами по себе, но в контексте программ достижения жизненных целей человека, и, более того, имея в виду, что материализация событий и даже просто увеличение каузальной энергетики в целом означает конец определенной буддхиальной программы (пусть небольшой); таким образом, зарождение события всегда символизирует эпилог некоторого душевного переживания, точно так же как зарождение новой ценности всегда означает перемену главного жизненного направления: у цветка миссии завял и отлетел лепесток или листочек и через некоторое время начнет, вероятно, отрастать новый.
Средний человек чрезвычайно заинтересован в энергиях каузального плана; буддхиальные и, тем более, атманические, за редким исключением, для него слишком эфемерны — так он думает, хотя на самом деле буддхиальное развитие имеет гораздо большее значение, нежели каузальное (а атманическое — большее, чем буддхиальное). Это очень важная истина, которую каждый человек понимает для себя в течение всей жизни, но ее не так легко сформулировать на обычном языке; автор предлагает по этому поводу следующий комментарий.
Довольно часто можно услышать такое мнение: цель достигается тогда, когда перестает быть желанной. Если под «желанием» понимать эмоцию, то есть астральное напряжение, то эта мысль вписывается в парадигму буддистских представлений: привязанность к майе бесплодна и ведет к страданиям. Нисколько не возражая по существу, автор все же не склонен относить желания, особенно напряженные, лишь к астральному телу — часто они являются символическим материальным выражением буддхиальных программ, человеком почти не осознаваемым.
Часто в конце длинных напряженных периодов жизни человека, посвященных на самом деле работе над своим буддхиальным телом (и, конечно, буддхиальным планом в целом), стоят вполне обычные события, которые, относясь сами по себе к каузальному плану, означают нечто значительное большее.
Рассмотрим, например, такое событие, как сдачу экзамена по трудному курсу какой-либо науки. Каждый студент прекрасно понимает, что выучить курс это одно, а сдать экзамен — совсем другое. Сдача экзамена это событие, и само по себе в человеке оно почти ничего не меняет; выучить же курс означает стать другим человеком, который этим курсом владеет, и совершенно справедливо в начале обучения у студента возникает чувство, близкое к отчаянию: этого я никогда не смогу понять. В каком-то смысле так оно и есть: он, такой, каковым является в начале занятий, понять предмет не в состоянии, но по ходу учебного года он постепенно становится другим, и этот — качественно! — другой человек курсом уже владеет, и для него экзамен не станет сколько-нибудь серьезным событием — только лишь знаком окончания программы обучения.
Но для того, чтобы стать другим, нужно потратить массу душевных усилий, и хороший студент это понимает. Он занимается добросовестно, то есть старается, вникает в суть дела, разбирается в ней и закладывает новую информацию в долговременную память — все это осуществимо только на буддхиальной энергетике.
Плохой студент, наоборот, халтурит, стараясь сдать экзамен, не потратив душевных сил, а на одной лишь каузальной энергии, и некоторые достигают в этом искусстве необычайных высот. Каузальное тело ведает кратковременной памятью, и натренировав его, вполне можно по видимости сносно подготовиться к любому экзамену за три дня, а затем осторожно донести фантастически разбухшее от непереваренной информации каузальное тело до экзаменационного стола (некоторым удается ее почти не расплескать) — с тем, чтобы на следующий день благополучно забыть до 90 % выученных сведений.
Таковы крайности процесса обучения. Реальный студент находится где-то посередине, но важно понимать, что каждый раз, когда в преимущественно буддхиальный процесс обучения вкрадывается каузальная «цель», то есть студент начинает думать собственно об экзамене, происходит соскальзывание на каузальный план и начинается халтура: мгновенно возникает мысль о шпаргалке, появляется искушение побольше запомнить, не разбираясь в существе вопроса, и т. п.
Конечно, нельзя окончательно разделять планы или тела и отдать решительное предпочтение буддхиальным энергиям перед каузальными или наоборот: организм по существу своему синтетичен, и движение любого тела отзывается на всех остальных; автор хотел лишь отметить то обстоятельство, что буддхиальное развитие требует буддхиальной же энергии, а работа на каузальном плане всегда сопутствует буддхиальной революции, но никогда ее полностью не заменяет.
Пример экзамена приведен выше не случайно, поскольку он очень важен концептуально. Вся жизнь человека современной культуры в очень большой степени (хотя и во многом подсознательно) воспринимается им как последовательность экзаменов и периодов подготовки к ним. Так это или не так на самом деле — вопрос другой, и автор не склонен его обсуждать, поскольку для любого человека реальна та картина мира, которая отражена в его буддхиальном теле, и именно с ней ему нужно работать.
Но так или иначе, буддхиальные программы всегда суть в первую очередь программы буддхиальной же трансформации, а их каузальные манифестации — не более чем опознавательные знаки, поставленные в потоке событий для удобства ориентации человека — но они же могут вводить его в сильное заблуждение. Эти флажки — отметка на экзамене, диплом об окончании вуза, счет в банке, ложа в опере — хороши для тех людей, которые понимают, что истинное содержание жизни лишь символизируются ими; к тому же есть множество программ, не снабженных каузальными флажками финиша, например, связанные с отрицательными ценностями (как оценивать работу психолога, занимающегося профилактикой самоубийств?). А чаще всего человек не имеет даже отдаленного представления о том, что он в данную минуту делает в буддхиальном плане тонкого мира и собственном буддхиальном теле. Мир един, и поэтому ученый, строящий новую научную теорию, работает в паре с богом Брамой — творцом мира; женщина, воспитывающая ребенка, помогает богу Вишну — охранителю мира, а несчастный влюбленный, мужественно и с достоинством терпящий невыносимую боль своего разбитого сердца, облегчает труды Шивы — бога — разрушителя мира — и все это вовсе не метафоры (по крайней мере, не больше, чем остальное содержание этой книги).
Другими словами, пока у человека не открылось прямое видение буддхиального плана, его представления о собственной работе не могут не быть лишь смутно-интуитивными, и конкретные события ему лучше воспринимать не как прямые свидетельства, но скорее как косвенные признаки буддхиальной эволюции, требующие всякий раз особого толкования. Главный признак окончания буддхиальной программы — ощущение глубокого обновления человека, расставания со старой жизнью и картиной мира и обретение новых, в которых он чувствует себя более цельным и лучше ощущает свое место в мире и обязанности перед ним.
Тем не менее, каузальный поток существует и сам по себе, а не только как средство поддержки и коррекции буддхиальной эволюции, чьи основные этапы, как правило, манифестируются в виде различных событий, но отношение к этим манифестациям, синтезируемым Тельцом, у разных людей иногда совершенно различно, и понять друг друга им бывает чрезвычайно трудно.
Существует, как ни странно, большое число людей с сильным буддхиальным и слабым каузальным телами, которые живут очень напряженной душевной жизнью и мало заинтересованы в конкретных событиях. Это, например, люди, посвятившие себя одной идее и видящие смысл жизни только в ней самой по себе — это типично для пассионариев, но не только для них. Бывают также люди, интересующиеся исключительно психологической подоплекой событий, или скрытыми главными линиями их развития, и равнодушные к конкретным фактам и обстоятельствам, причем это относится не только к чужой жизни, но и к собственной. Для них характерна недооценка тельцовских включений и каузального потока — они часто не замечают событий, явно противоречащих их представлениям о мире, и вообще не склонны связывать свою сущностную картину мира с какими-либо ее манифестациями. Их позиция такова: «Мало ли что может случиться. Это еще ничего не доказывает.»
Есть, наоборот, люди со слабым буддхиальным и сильным каузальным телами, для которых главное в жизни это поток конкретных событий, а «психология» и «подоплека» несущественны. Разумеется, и у них имеются буддхиальные ценности и реализуются программы их достижения, но основной интерес представляют каузальные манифестации этапов достижения этих ценностей. Их больше интересует, что происходит, нежели почему оно происходит, и идеалом часто служит «разнообразная, насыщенная интересными людьми и событиями жизнь».
Конечно, основная акцентуация тел организма заложена уже в момент рождения, и не следует думать, что люди первого из описанных выше двух типов (буддхиально-ориентированные) более духовны, чем представители второго (каузально-ориентированные). В конечном счете важен не размер тел и даже не их энергетика, а постоянное как бы просвечивание более тонких в более плотные: например, что бы человек ни делал, он должен иметь в виду достижение тех или иных ценностей, санкционированных идеалом. Степень и качество этого «просвечивания» как раз и определяются уровнем проработки соответствующих зодиакальных каналов.
Тем не менее, люди буддхиально-ориентированные и каузально-ориентированные живут совсем по-разному, у них совершенно различное отношение к каналу Тельца и способы коррекции своего поведения.
Каузально-ориентированный человек с плохо проработанным Тельцом по природе практик: он видит цели своих усилий как вполне определенные события и все происходящее с ним оценивает как определенные шаги, приближающие его к цели или удаляющие от нее: так из месяца в месяц откладывают деньги на покупку дорогой вещи, и так же происходит подневольный труд. Для такого человека характерно отношение к времени как к отрицательному фактору: его душевные силы уходят главным образом на то, чтобы преодолеть свои негативные ощущения, связанные с тем, что желаемое событие никак не произойдет, и до него нужно еще долго ждать. Когда же желаемое событие происходит, оно не приносит особой радости, или, во всяком случае, эта радость оказывается существенно меньше тех неприятностей и преодоленного напряжения, которые были по пути.
Напротив, буддхиально-ориентированный человек с плохо проработанным Тельцом не думает о каузальных отметках даже в тех случаях, когда происходят очевидно важные для него события. Для него конкретная цель не более чем повод для определенных душевных переживаний, утверждения своей картины мира и главных жизненных ценностей. Если его жизненные позиции (хотя бы подсознательно) нигилистичны, он способен взяться за заведомо проигрышное мероприятие, и не особенно огорчиться, когда оно-таки провалится: зато он лишний раз утвердился в своем фундаментальном мнении, что в этом мире ничего хорошего сделать нельзя.
Принципиальная разница между буддхиально- и каузально-ориентированными людьми заключается в их отношении к потоку Тельца. Телец трансформирует отжившую буддхиальную материю в каузальную энергию и семена событий, и буддхиальный тип этим недоволен, в то время как каузальный радостно приветствует; другими словами, буддхиально-ориентированный человек, как правило, считает работу Тельца излишней и чрезмерной, тем более, что тратить силы на выращивание каузальных растений ему жалко и некогда, а каузально-ориентированный человек чаще всего с радостью приветствует тельцовские трансляции (зарождаются новые цепочки событий, да и старые начинают идти более интенсивно, ура!) и обычно считает потоки Тельца недостаточными и вечно запаздывающими.
Между тем Телец с большим основанием считается самым упрямым знаком Зодиака, и добиться от него, чтобы событие произошло, когда буддхиальная подготовка еще не завершилась, нисколько не проще, чем выдоить голодную тугосисюю корову. Наоборот, остановить события, когда буддхиальный квант уже поступил в канал Тельца, ничуть не легче, чем укротить взбесившегося быка. Поэтому прежде чем пытаться регулировать тельцовские потоки, следует немного разобраться в специфике работы канала в ритме судьбы человека или, что то же самое, в его организме.
Принципиальный момент заключается в следующем: когда человек становится готовым к изменению ритма событий своей жизни? Ибо тельцовская трансляция означает конец буддхиальной медитации, то есть смерть (высыхание) некоторого буддхиального растения: дерева, куста, травинки. После этого остатки растения (сухая листва и древесина) попадают в канал Тельца и перерабатываются там в энергию света и семян каузального тела, и тогда через некоторое время вырастает рощица новых растений, то есть возникает цепочка событий, в некотором смысле завершающих на каузальном уровне процесс, оконченный, так сказать, в основном, начерно, на буддхиальном.
Такова идеальная схема; на практике она нарушается двояко: человек каузально-ориентированный пытается под видом сухих отправить в Тельца еще живые растения, что нарушает буддхиальный биоценоз, засоряет Тельца и отравляет каузальное тело, а человек буддхиально-ориентированный не занимается вовремя расчисткой от сухостоя буддхиального леса, а иногда, более того, пытается выдать явно засохшие деревья и кусты за живые, в результате чего также нарушается буддхиальный биоценоз, а каузальное тело некоторое время голодает, пока Телец не включается вдруг на полную мощность, за короткое время сжигая весь накопившийся сухостой, а у человека возникает своеобразная каузальная перегрузка, с непривычки приводящая к сильному стрессу.
Таким образом, при всем уважении автора к каузальному телу, по отношению к буддхиальному оно играет роль резервуара, куда сбрасывается пар, возникший при перегрузках последнего. Иначе говоря, проблемы, возникающие при душевной и мировоззренческой эволюции, лучше всего решать, оставаясь на буддхиальном уровне: но когда это не получается и медитации заходят в тупик, так что живое буддхиальное растение умирает и высыхает, нужно вовремя отправить его в канал Тельца, который трансформирует нерешаемые на буддхиальном уровне остатки проблемы в каузальную программу развития, ядром преткновения (кармической задачей) которой будет нерешенная часть буддхиальной проблемы.
Интересно, что, поднимаясь на план выше, мы увидим аналогичную ситуацию: источником буддхиального развития и основной энергией для него служат переработанные Овном сухие остатки заходящих в тупик атманических медитаций. Отсюда вытекает очень важный вывод: буддхиальные медитации, например, уточнение экзистенциальной картины мира и формирование системы ценностей, важны вовсе не сами по себе (как считает большинство людей из числа тех, кто вообще видит в этих занятиях хоть какой-то смысл), а лишь как средство выхода из тупика при исполнении человеком своей миссии; именно поэтому индивидуальные системы ценностей столь динамичны и не похожи одна на другую, так что прекрасная сегодня (для меня) система ценностей завтра становится несостоятельной, и чаще всего неприемлема для моих ближних.
Сказанное выше относится в равной мере и к внутренней, и к внешней жизни человека. Внешние буддхиальные программы (например, воспитание детей, продвижение по социальной лестнице, сохранение здоровья, участие в политической жизни общества) также сопровождаются возникновением новых цепочек событий лишь тогда, когда частично заходят в тупик и требуется некоторая буддхиальная расчистка; тогда и включается Телец, синтезирующий из остатков буддхиальных медитаций каузальные семена и энергию, необходимую для их выращивания.
Типичный пример такой цепочки событий — перемена места работы. Необходимость в ней возникает тогда, когда постоянно идущие программы социализации и профессионального роста вступают в противоречие друг с другом или с иными ценностями человека. Если противоречие успешно решается на буддхиальном уровне и человек находит конструктивный компромисс, необходимости в перемене места работы не возникает: буддхиальное деревце, принявшееся в тот момент, когда человек в первый раз пришел в заводской цех, выживает, хотя и может претерпеть некоторые изменения: лишиться части своих ветвей и начать расти в другом направлении. Тем не менее, наступает момент, когда программа работы на данном месте кончается: дерево начинает высыхать, у него желтеют и опадают листья, затем сохнет ствол; то и другое попадает в канал Тельца и трансформируется им в поток событий: листья в небольшие, но многозначительные предвестники, ствол и корневище — в эпизоды решительного и бесповоротного расставания. Если процесс буддхиальной вегетации шел правильно, то и умирание дерева и трансформация его остатков Тельцом идут значительно гармоничнее, чем при нарушениях буддхиального развития, часто приводящих к тому, что часть ствола еще жива, а часть уже совершенно высохла и гниет, отравляя дерево в целом: человек чувствует, что его сюжет на этой работе в основном окончен, но уволиться по «объективным» причинам никак не может, хотя дальнейшее пребывание для него мучительно и никчемно. Когда увольнение, наконец, происходит, оно переживается как огромное событие, в отличие от гармоничного перехода после адекватно выполненной программы, происходящего почти незаметно.
Таким образом, события — как «положительные», так и «отрицательные» — следует воспринимать в первую очередь как знаки определенных буддхиальных неудач, остановок, тупиков или, во всяком случае, сильных перемен направления развития буддхиального тела, требующих от него определенной жертвенности. Все же буддхиальные вибрации и «материя» много тоньше каузальных, и когда буддхиальное растение высыхает, не находя возможностей для дальнейшего развития, это всегда отчасти поражение и прямо связанная с ним необходимость решать проблему на более плотном плане. Кончено, человек так и задуман, и описанный процесс последовательного решения проблем на все более плотных телах находится в природе вещей, но чем выше эволюционный уровень человека (коллектива, государства, книги), тем большую часть работы он выполняет на тонких телах — последнее, впрочем, не означает, что он меньше двигается в физическом пространстве или что в его жизни происходит меньше событий — однако на них лежит значительно большая тонкая нагрузка.
Чтобы проиллюстрировать этот пример, рассмотрим отношения двух партнеров. Лучше всего им согласовать свои ценности и жизненные позиции так, чтобы они не вступали в противоречие друг с другом. Если это не удается, в какой-то момент это противоречие заводит в тупик некоторую общую буддхиальную программу, и Телец создает конфликтную ситуацию, то есть положение в каузальном потоке, из которого неочевиден или невозможен взаимно удовлетворительный выход. Тогда начинается некоторая цепочка событий, которая может кончиться без каких-либо последствий (например, одни из партнеров найдет выход или пожертвует своими интересами), а может привести к каузальному тупику, когда сделать уже ничего нельзя (каузальный побег высох), и тогда включается канал Близнецов и партнеры чувствуют императивную необходимость проговорить ситуацию, то есть найти взаимно удовлетворительную ментальную модель. Если и ментальная медитация заходит в тупик, начинается астральный, а порой и эфирный конфликт. Понятно, что чем на более тонком плане останавливается конфликт, тем лучше, хотя события (разговоры, эмоции, ощущения, телодвижения) будут при этом гораздо менее эффектными и зрелищными.
Конечно, тупики медитаций любого тела находятся в природе вещей, и, более того, на их регулярном появлении основаны связи между тонкими телами, поэтому автор ни в коем случае не ратует за максимальное продление жизни любого растения: последнему всегда положен естественный срок жизни, после которого начинается увядание и гниение; речь скорее идет о создании на месте дикой чащобы — ухоженного парка, в котором вместо чертополоха, бурьяна и лопухов неконтролируемых размеров процветают более культурные и эволюционно развитые растения, за которыми хозяин тщательно смотрит.
Итак, хорошо, если программа по достижению ценности заканчивается малосущественным для человека событием, которое воспринимается им скорее формально, и не вызывает ни особых мыслей, ни эмоций — это значит, что на буддхиальном уровне она окончилась достаточно гладко и гармонично, и последующая перестройка системы ценностей и экзистенциальных приоритетов пройдет почти незаметно. Другими словами, энтузиазм (читай — душевные силы), предназначенный на преодоление отрезка трудного буддхиального развития и ошибочно приписываемый человеком каузальному флажку, символизирующему ее достижение, расходуется по мере прохождения этого пути, и к его концу обычно не остается ничего, кроме усталости и — в лучшем случае — чувства исполненного долга. Так, по крайней мере, часто кажется человеку. Однако это не все; главное (энергетическое) достижение заключается в том, что неизвестно откуда появляется новая ценность и удивительное качество энтузиазма, направленного на ее достижение — далее смотри выше.
Тем не менее, если человек заканчивает программу с чувством огромной радости, или гигантского облегчения, или даже с чувством отвращения к ней, — все это тоже неплохо, хотя и символизирует актуальный буддхиальный стресс и потенциальные каузальные осложнения. Плохо, если уже фактически мертвую программу (растение, давно уже гниющее на корню) никак не удается окончить, и она все крутится и крутится на буддхиальном теле, откровенно его отравляя. Иногда в таких случаях требуется уже не психологическая, а духовная или психиатрическая помощь.
Как человек ощущает работу Тельца? Иногда этот канал работает совершенно незаметно, и это самый естественный и гармоничный режим его деятельности: внешние и внутренние цепочки событий поворачивают словно сами по себе, как будто «иначе и быть не может», хотя, рассуждая чисто логически, вполне можно допустить и совсем другой их поворот.
Выше автор уже говорил, что всякая вертикальная трансляция переживается как некоторое чудо, поскольку в естественное («горизонтальное») течение медитаций нижележащего тела прямо вмешивается вышележащее. Зодиакальные трансляции, в частности, тельцовские, представляют собой чудеса низшего (нулевого) ранга, но все же внимательный наблюдатель отметит некоторую необычность происходящего, выражающуюся в нарушении обычных законов жизни нижележащего тела — в данном случае каузального. Именно, включение Тельца нарушает то, что называется логикой событий, которая, по мнению многих практиков, полностью регулирует каузальный поток. Телец же дает каузальному телу энергию сверху (с точки зрения каузального плана она возникает «ниоткуда»), и, кроме того, засеивает качественно новые семена, которые могут радикально изменить ход событий, причем в совершенно неожиданную сторону. Типичный пример тельцовского включения это поворот событий, обусловленный тем, что человек начинает вести себя в соответствии с некоторыми своими убеждениями, которые до того дремали — например, в нем просыпается совесть или чувство долга, или, наоборот, злая воля эгоистической акцентуации системы ценностей. Таков же механизм пробуждения и включения национально-освободительных движений: сначала пробуждается дремлющая миссия этноса и через Овна меняет ему систему ценностей, скажем, акцентируя национальную идею (иногда с этой целью посылается крупный иноземный завоеватель), после чего она, будучи не в силах реализоваться на буддхиальном плане, полностью или в большой своей части засыхает на корню и поступает в канал Тельца, производя в народе шовинистическое брожение, смуту, экспансионистские тенденции, в лучшем случае, объединение против общего врага. Таково, во всяком случае, было положение вещей в эпоху Рыб; под Водолеем объединение этносов (и всех других групп) будет, видимо, идти под флагом определенных им функций и ролей в планетарном организме человечества — но предварительно эти роли должны быть найдены и хотя бы частично прочувствованы и осознаны соответствующими коллективами.
В отличие от аналитического канала Овна, имеющего один исток (символизируемый жизненным идеалом человека) и целую дельту в устье (систему ценностей), Телец как синтетический канал имеет противоположную структуру, похожую на верховья реки, берущей свое начало в системе буддхиальных болот, по которым текут едва заметные ручейки, постепенно соединяющиеся в полноводную реку, впадающую единым потоком в каузальное тело. Автор надеется, что сравнение ценности с болотом не смутит читателя: как и последнее, ценность всегда несколько неопределенна по своим очертаниям и, подобно джунглям Амазонки, является неисчерпаемым источником мутноватой жизненной энергии.
В силу своей принципиальной синтетичности, канал Тельца плохо поддается рационально-аналитическому пониманию и толкованию. Может быть, его труднее ментально смоделировать, чем — в принципе более тонкий — канал Овна, ибо последний аналитичен. Довольно естественно, что, выработав некоторый общий, но чрезвычайно абстрактный идеал как главное направление всех своих усилий, человек преломляет его применительно к различным сферам своей жизни и тем самым формирует себе систему ценностей — такая, хотя и грубая, ментальная модель Овна не вызывает особых возражений или дискомфорта. Однако попытка ее распространения на канал Тельца сталкивается с принципиальными трудностями. Наивный практик пытается сочетать линии работы в различных направлениях волевым дроблением временного потока, то есть составлением расписания: подъем, утренняя гимнастика и кофе, завтрак, работа, семья, хобби, любовница, ужин, сон. Однако поток событий в большинстве случаев ломает подобные схемы, и внимательное наблюдение показывает, что куски каузального потока, посвященные достижению различных ценностей, переплетаются столь непредсказуемым, а главное, столь причудливым образом, что часто бывает трудно сказать, к какой программе относится данное событие или поступок. Вначале кажется, что к одной, а потом оказывает, что также и к другой, и даже больше ко второй, чем к первой… Чем выше уровень сознания человека, тем больше связей — горизонтальных и вертикальных — он просматривает в мире и собственном организме, тем труднее ему относить события к определенным ценностям и программам их достижения, и тем лучше он видит истинную синтетичность Тельца, выражающуюся в том, что создаваемые им каузальные семена представляют собой синтез одновременно всех ценностей человека, причем как осознаваемых, так и неосознанных, и потому проект высаживания особой грядки, материализующей одну, изолированную от всех остальных, ценность, обречен на провал — то есть, что-то, конечно, вырастет, но совсем не то, что имел в виду незадачливый огородник, плохо понимающий синтетическую природу тельцовского канала. А мы переходим к описанию уровней проработки последнего.
На первом уровне проработки Тельца всякий поворот событий является для человека полной неожиданностью и застает его врасплох. «Ну кто бы мог подумать, что такое может случиться?!» — восклицает он в искреннем изумлении, или, по поводу внутреннего события: «Никогда и не подозревал, что я на такое способен!»
На этом уровне человек попросту не подозревает о наличии канала Тельца как такового, а если ему о нем рассказать, скорее всего станет категорически отрицать даже самую возможность его существования. С его точки зрения, каузальный поток частично управляем только на горизонтальном уровне, то есть каузальными же усилиями, а в остальном абсолютно хаотичен или (что с операциональной точки зрения то же самое) подчинен непосредственно воле Божьей, для человека непостижимой. Иными словами, «трудись как муравей, если хочешь быть уподоблен пчеле» (К. Прутков), и если Бог не выдаст, то свинья не съест.
Подобное игнорирование непосредственного влияния буддхиального тела ведет к тому, что человек оказывается в полном рабстве у потока текущих событий, и ему ни на что не хватает времени: за что бы он ни взялся, в самый неподходящий момент возникает некоторое «обстоятельство», требующее немедленного участия и отмены или отсрочки всех дел, которые, однако, этого не терпят. Сказанное вовсе не означает, что у человека не жизнь, а веселый калейдоскоп: вполне может оказаться, что интересные для него события происходят довольно редко, но совершенно необходимая для поддержания существования скучная рутина занимает почему-то все его время целиком, и вырваться из нее и хоть что-то сделать он никак не успевает.
Для этого уровня характерно большое количество полностью или почти полностью вытесненных в подсознание ценностей, которые влияют на поток событий человека незаметным, но очень существенным образом, делая его действительно маловразумительным и по видимости хаотичным как для самого человека, так и для большинства посторонних наблюдателей.
Кроме того, обычно на первом уровне проработки Тельца у человека бывает пара несовместимых, иногда даже прямо отрицающих друг друга ценностей (обычно по крайней мере одна из них вытеснена в подсознание), которые создают специфические каузальные эффекты, похожие на движение мяча на поверхности волнующегося моря: он движется то вверх, то вниз, то вперед, то назад, интенсивно вращается, но при этом в целом почти не сдвигается с места. Таких людей часто можно увидеть на приеме у психотерапевта, задача которого в первую очередь состоит в том, чтобы извлечь из подсознания клиента вытесненные ценности, препятствующие осуществлению его сознательных программ, после чего клиент уже должен сам решить, чего же он, собственно, хочет. Трудность в данном случае заключается в том, что человек не верит в силу собственных буддхиальных программ, неважно, осознанных или нет: они представляют для него абстракцию, не имеющую никакого отношения к реальным событиям. Да и в самом деле: ведет же себя большинство людей вразрез со своими убеждениями — и ничего!
Очень даже чего, только на первом уровне проработки Тельца человек этого не видит. Он считает, что в любой конкретной ситуации нужно что-то делать, понимая под этим словом каузальные усилия, а не буддхиальные «философствования» вроде выработки позиции. Поэтому, чувствуя себя более или менее сносно (особенно при сильном каузальном теле) в промежутках между тельцовскими трансляциями, такой человек совершенно теряет почву под ногами при включении Тельца, так как события при этом начинают развиваться для него непредсказуемым и неуправляемым образом. С другой стороны, если каузальный поток слабеет и жить становится невыносимо скучно, этот человек также совершенно теряется, поскольку сам инициировать тельцовскую инвольтацию не умеет, и, более того, считает это в принципе невозможным, вроде как регулировать удачу или выигрыш по лотерее.
Аналогично складываются его отношения с финансовым потоком. Денег или хронически нет, и никакие усилия не помогают, или они сами по себе неожиданно приходят и так же нерегулируемо исчезают, но толку никакого от них не бывает.
Бизнес здесь идет, если человек вздумает им заняться, в русском стиле: «Украли ящик водки. Продали, а деньги пропили.» Вообще этика для такого человека — понятие абстрактное и с непосредственной жизнью никак не связанное: в своих поступках он предпочитает ориентироваться на внутреннюю и внешнюю каузальную ситуацию, а не на какие-то принципы: что плохо лежит, тихо присвоит, а под настроение может незнакомому человеку оказать значительную услугу, скажем, вытащить утопающего.
Если в государстве плохо проработан Телец, то создать в нем демократическое общество граждан, добровольно подчиняющихся закону, чрезвычайно трудно, поскольку само по себе законопослушное поведение есть не что иное, как признание власти над своей конкретной каузальной жизнью абстрактного (буддхиального) законодательства, то есть подчинение своих поступков тельцовским трансляциям.
На втором уровне проработки Тельца человек пытается найти какие-то пути управления каузальным потоком и, в частности, понять причины его резких поворотов, а также, в некоторых случаях, удивительной устойчивости. Обычно исследование кончается следующим выводом: «Без труда не вытащишь и рыбки из пруда», то есть человек осознает, что, не приложив достаточного количества душевных усилий, то есть буддхиальной энергии, существенно изменить характер или направление каузального потока невозможно — если, в один прекрасный или ужасный день он не изменится сам. Однако когда это может случиться, приходится только гадать или обращаться к астрологам, что одинаково ненадежно. Кроме того, все же остается непонятным, почему даже приложив большое количество душевных сил и материальных затрат, к некоторым целям не удается даже слегка приблизиться, а другие проекты осуществляются легко и как будто сами собой — но по крайней мере это обстоятельство уже формулируется как проблема, ждущая своего решения. На этом уровне человек еще не ощущает разницы между потоками Тельца и Козерога, и понятие буддхиальной санкции на поступок у него абстрактно или отсутствует вовсе.
Все же этот человек старается относиться к потоку событий и собственным действиям сознательно: он членит свою жизнь на события (для первого уровня проработки Тельца это нехарактерно) и старается соотнести их с программой достижения своих целей, например: это событие удаляет меня от такой-то цели и нейтрально по отношению к остальным, а этот поступок приближает к этакой-то. При этом, правда, буддхиальные рубежи развития чаще всего отождествляются с его каузально понимаемыми целями, но все же в основном человек чувствует происходящее с ним правильно, хотя его осмысление оставляет желать много лучшего. На этом уровне вполне можно стать преуспевающим бизнесменом и даже понять, что для процветания фабрики хорошая столовая и семейный клуб со спортзалом и бассейном могут иногда значить существенно больше, чем модернизация оборудования.
На этом уровне человек также понимает, что для выполнения серьезной программы нужно обладать определенными добродетелями и, кроме того, иметь устойчивое желанию ею заниматься, но оценить уровень этой устойчивости, равно как и сопротивление, с которым столкнется эта программа, ему очень трудно. Он искренне считает, что основные его препятствия — внешние, или же собственные характерологические недоработки: несдержанность, несобранность, плохая внутренняя дисциплина, недостаточная находчивость и т. д.
Однако он еще не ощущает ни синтетичности потока событий, ни его чувствительности ко всем без исключения ценностям человека. На этом уровне царствует иллюзия, что поток событий можно разделить на куски, соответствующие достижению поставленных себе человеком целей, разделенных неуправляемыми аморфно-хаотическими вставками, которые или забавляют, или, чаще, раздражают невозможностью их как-то осмысленно использовать.
Буддхиально-ориентированный человек этого уровня перед включением Тельца ощущает некоторое душевное напряжение, означающее скорое появление нового поворота событий, но он не понимает, зачем это нужно, и не обращает на деятельность Тельца особого внимания, упуская очень важные возможности.
Наоборот, каузально-ориентированнный тип старается извлечь из тельцовских трансляций максимум для себя возможного, в результате чего зачастую насилует естественные медитации каузального тела: энергично манипулирует событиями, не вникнув толком во внутренний баланс как самого тела, так и организма в целом. Однако если на каузальном плане неожиданно энергично вырастает новая молодая поросль, то не следует ни стремиться вырвать ее без разбора с корнем, ни лишать свойственной ей солнечной энергии, направляя последнюю на ценимые хозяином растения. Правильная реакция в данном случае — изучить новый вид и попытаться встроить его в биоценоз, но этот вариант приходит в голову человеку лишь много позже, когда война с новым растением оказывается бесполезной, а его игнорирование — невозможным.
На третьем уровне проработки Тельца происходят очень большие изменения понимании человеком природы потока событий и его движущих сил.
Прежде всего, он начинает осознавать, что имеет на события своей жизни, в том числе и по видимости случайные, куда большее влияние, чем ему это казалось раньше. На этом уровне осознаются многие ценности, прежде вытесненные глубоко в подсознание, и человек довольно отчетливо видит, что большинство из них плохо совместимо с другими, и это обстоятельство находит прямое отражение в цепочках событий, которые рвут друг друга как враждебные живые существа.
Одновременно человек начинает ощущать свои ценности как наделенные силой порождать цепочки событий — как его собственных действий и поступков, так и обстоятельств, приходящих извне. При этом оказывается, что в событиях так или иначе материализуется вся система ценностей — как тех, которых человек добивается (положительные) или активно избегает (отрицательные), так и константных, то есть имеющих характер глубоких убеждений, принципиально важных для его картины мира — как говорится, того, на чем человек «стоит»; иногда эти ценности называются жизненными позициями. Оказывается, что хотя эти ценности константны, то есть по видимости не требуют достижения, они играют довольно активную роль в формировании потока событий, вызывая к жизни такие эпизоды, которые их подтверждают, и препятствуя возникновению ситуаций, их подрывающих. Особенно ярко в событийном потоке проявляются те константные ценности, время которых в буддхиальном лесу подходит к концу: их высохшие стволы, попадая в канал Тельца, создают такие цепочки событий, что человек, видя себя в ярком свете, только ахает и думает: «Неужели это я? Нет, этого не может быть!» В античных представлениях такие моменты назывались катарсисами, но полный катарсис, в котором целиком сгорает буддхиальное дерево, символизируемое крупной ценностью, все же довольно редок: тем не менее и отпадение большого сука ведет к сильным переживаниям.
Однако правильного видения причин возникновения тех или иных цепочек событий у этого человека еще нет. Ему по-прежнему кажется, что в той части потока событий, над которой он властен, важнее его разум и воля, нежели убеждения, то есть он отдает руководящую роль в поворотах событийного потока скорее Козерогу, нежели Тельцу, и эти представления меняются лишь при переходе на следующий, четвертый уровень проработки канала. Тем не менее, интуитивно он чувствует необходимость изменения своих буддхиальных акцентов для осуществления серьезных каузальных программ и понимает, что большая работа над собой при этом необходима. Однако обычно такой человек ограничивается выработкой в себе, так сказать, мирских добродетелей, таких, например, как честность, добросовестность, надежность, вежливость, трудолюбие, умеренность вплоть до разумного аскетизма там, где это необходимо, — но до корней своего эгоизма и атеизма не доходит, хотя вполне искренне может считать себя верующим.
На этом уровне все еще нет ощущения единства каузального потока, то есть отражения в каждом конкретном эпизоде всех ценностей человека, но сделан первый шаг в этом направлении: человек уже видит неоднозначность каждого события, то есть их различия в их ролях в разных жизненных программах, и старается действовать так, чтобы своими действиями приближаться к нескольким целям сразу. Что, правда, получается у него не очень хорошо, но причины этого ему неясны. Последнее, впрочем, не мешает ему пользоваться в обществе репутацией очень умного и понимающего человека.
На четвертом уровне проработки Тельца человек понимает очень многое, о чем лишь смутно догадывался на третьем, и еще многое сверх того.
Первое откровение заключается в том, что поток событий регулируется экзистенциальными ценностями человека, которые так или иначе материализуются на основе, поставляемой его планами и конкретными жизненными обстоятельствами. Другими словами, каждый человек как-то планирует свою конкретную жизнь, но ее обстоятельства складываются так, чтобы материализовались все его ценности без исключения, осознаваемые и неосознанные: положительные, отрицательные и константные. Только теперь, понимая это обстоятельство и осознав самые существенные из своих ценностей, человек учится косвенно, но эффективно регулировать поток событий, вырабатывая новые жизненные позиции и меняя акценты ценностей в экзистенциальной картине мира. При этом он видит, как много ошибок он совершал в прошлом: неуклюже вмешивался непосредственно в поток событий, пытался рубить еще живые буддхиальные деревья и отправлять их в канал Тельца, игнорировал смену собственных ценностей и события, являвшиеся прямым следствием этой смены и т. д.
В результате более культурного обращения с Тельцом этот канал сам по себе эволюционирует и синтезирует гораздо более приемлемый для человека поток событий. Правда, при этом он требует от человека большей работы над буддхиальным телом, которое в целом должно стать более культурным: никаких буреломов и диких чащоб здесь уже быть не должно. Другими словами, картина мира человека и его система ценностей должны стать именно картиной и системой, и в его внутреннем мире и внешних программах должен быть налажен определенный культурный порядок, в частности, преодолены все явные противоречия. Зато события внешней и внутренней жизни приходят в значительное согласование, и основные жизненные программы идут существенно успешнее (хотя часто и не легче), а главное — пропадают большие куски бессмысленных или малоэффективных усилий, не приносящих человеку ничего, кроме скуки и разочарования. Кроме того, даже малоэнергетичные в каузальном плане события его жизни часто нагружены большим буддхиальным смыслом — это означает, что человек учится работать тонко и ему может быть поручена ответственная эволюционная работа.
На этом уровне человек хорошо ощущает многозначность каждого события своей жизни и его связь с программами достижения и поддержки ценностей (последнее означает осознание отдельных истоков Тельца). Если же и Овен достаточно проработан, то за событиями жизни человека начинают просвечивать не только ценности, но и идеал; на мистическом языке это означает, что человек вышел на духовный путь.
* * *
Теперь рассмотрим положение Тельца в гороскопе.
Сильный Телец чаще всего дает мощную каузальную энергетику, но это вовсе не означает, что человеку легко с ней справиться. Его ценности и жизненные позиции энергично стремятся воплотиться в конкретные события, но пока первые плохо осознаны и согласованы друг с другом, последние текут слишком бурным и неуправляемым потоком, чтобы им можно было спокойно наслаждаться.
Вообще этот человек, кажется, самой природой предназначен для того, чтобы трудиться в обычном понимании этого слова, то есть активно формировать поток событий вокруг себя. Иногда этот труд виден всем, иногда только самому человеку, если события преимущественно внутренние (скажем, работа писателя), но бездельниками такие люди оказываются редко — слишком много у них энергии и практического энтузиазма, который, в отличие от Близнецов, они склонны претворять не в слова, а в дела. Последнее, впрочем, вовсе не значит, что их деятельность будет конструктивной — вполне вероятно, что большая ее часть окажется впоследствии совершенно ненужной и даже вредной; но это скорее зависит от эволюционного уровня человека, нежели от силы его Тельца.
С этим человеком интересно, поскольку он в большой мере создает каузальный поток, то есть события крутятся вокруг него, но если они окажутся вам не по вкусу, то лучше держитесь от него подальше или, во всяком случае, будьте с ним осторожны, поскольку даже сильно отдавив вам ногу, Телец не станет сильно огорчаться и извиняться: для первого он слишком толстокож, а для второго — чересчур убежден в правильности всего происходящего с ним и вокруг него.
Последнее обстоятельство связано с тем, что поток событий материализует его ценности и уточняет программу его буддхиального развития, и пусть это порой болезненно, человек в глубине души чувствует свою этическую правоту — даже если недопустимо грубо вторгается в чужую жизнь.
За этические нарушения сильный Телец наказывается не сразу, но тяжело, поскольку успевает заварить очень крупную каузальную кашу и потом долго и трудно ее расхлебывает (правда, в случае гармоничного Тельца расхлебыванием чаще всего занимаются окружающие, и это его не смущает).
Этому человеку нужно понять, что у других людей гораздо меньше сил, чем у него, и научиться их за это не презирать, а сочувствовать и помогать в реализации их программ. Однако главная задача сильного Тельца — тщательная работа над буддхиальным телом, в частности, забота о чистоте своих ценностей, поскольку даже маленькая буддхиальная соринка в данном случае превращается в буйную поросль каузальных сорняков, бороться с которыми очень трудно: как самому человеку, так и, тем более, его окружающим.
В то же время сильный Телец может оказаться по-детски наивным и доверчивым по отношению к человеку с достаточно сильной буддхиальной энергетикой, который сумеет имплантировать ему свои ценности, после чего Телец начинает их энергично добиваться. Однако манипулятору не следует радоваться раньше времени: когда вновь обретенные Тельцом ценности смешаются с прежними, в каузальном потоке возникнет очень своеобразный синтез, то есть цепочка поступков и событий, на которых сильный Телец будет твердо настаивать, считая их интимно своими, хотя они могут вовсе не устроить его вдохновителя.
Надо сказать, что подобная ситуация вообще типична для сильного Тельца: вдохновясь новой ценностью, он энергично принимается за ее достижение, но результат чаще всего оказывается совсем не таким, каким человек его себе представлял, и он с немалым изумлением рассматривает плоды своего энтузиазма.
Слабый Телец, в отличие от сильного, долго сохраняет иллюзию независимости своего каузального потока от своих взглядов, убеждений, ценностей и вообще экзистенциальной картины мира. Эта иллюзия свойственна всем людям, поскольку указанная связь материализуется Тельцом лишь при изменениях системы ценностей, но при слабом Тельце эта связь проявляется, как правило, ненавязчиво, то есть возникающие как бы ниоткуда цепочки событий обычно малозначительны и не очень тревожат человека, в последнюю очередь связываясь им с существенными переменами его души и главных жизненных ценностей. Поэтому вероятно, что человек не будет обеспокоен проблемами проработки Тельца, в частности, материализации и достижения своих ценностей, и время от времени крупные сгустки событий будут неожиданно и непонятно откуда спускаться на него, подобно лавине, сбивая с каузальных ног; однако эти событийные бури обычно быстро проносятся мимо и вскорости забываются.
Не следует думать, что у этого человека будет слабое каузальное тело: такого рода выводы может дать лишь изучение гороскопа в целом; малоинтенсивным будет лишь процесс трансформации отживающих ценностей в события, так что человек может с удивлением поймать себя на том, что важнейшие перемены в его жизни не переживаются им как сколько-нибудь крупные события. Это, однако, не должно его смущать, ибо главное это правильная оценка человеком происходящего, а не его интенсивность. Все же в целенаправленной деятельности слабого Тельца будет часто недоставать специфического вдохновения, свойственного людям, пылко добивающимся от жизни своих ценностей, но хорошо это или плохо — еще вопрос; ответ на него зависит в первую очередь от эволюционного уровня человека.
Гармоничный Телец обладает незаменимым умением, а точнее сказать — свойством, ибо выучиться этому нельзя, уютно устраиваться в потоке событий, которые, кажется, сами по себе складываются наиболее выгодным для человека образом, по крайней мере, в отношении его экзистенциальных ценностей, то есть тех, которые ему в самом деле, по большому счету, нужны и желанны.
Однако принципиальная синтетичность Тельца оказывает человеку не всегда желанные услуги, и справиться с возникающими побочными эффектами бывает очень трудно. Например, форменным бичом этого человека может оказаться вязкая лень, обволакивающая его каждый раз, когда уровень его усилий превосходит некоторую величину, или же сибаритство, препятствующее иногда совершенно необходимым в жизни элементам аскетизма. Иной раз даже захочется ему взять на себя тяжелую чужую ношу — но обстоятельства обязательно сложатся так, что в последний момент она ляжет на спину другу или соседу. Причина таких явлений проста: в данном случае психологическая (буддхиальная) защита легко и непринужденно материализуется на каузальном плане, или, попросту говоря, чего человек хотя бы подсознательно, но искренне не хочет, того с ним и не случается — разумеется, в рамках его кармы, и в случае серьезной буддхиальной перестройки гармоничный Телец смягчит, но не снимет вовсе каузальное напряжение.
Этому человеку часто трудно поверить в серьезность происходящего с ним, поскольку самые трагические повороты событий он воспринимает в сильно смягченном виде, а сигналы внутренней тревоги и крупных внешних перемен часто не замечает или не придает им значения. Ему кажется, что все будет хорошо и как-то обойдется тогда, когда окружающим совершенно очевидно, что это невозможно — и странным образом он часто оказывается прав, по крайней мере, в отношении себя лично.
Этому человеку нужно понять, что другие люди живут не так, как он, и научиться ценить свое каузальное счастье (в частности, финансовое) и распространять его на других людей.
На высоком уровне этот человек может стать крупным руководителем, ученым-организатором, психологом, адвокатом, дипломатом или философом этического направления, и всегда его деятельность будет отличаться редким даром гармонично сочетать на практике интересы самых разных людей и коллективов; но любить его будут не за это, а за несравненное мягкое обаяние и умение дать любому пришедшему к нему человеку ровно ту помощь и улыбку, в которых тот нуждается.
Пораженный Телец получает от жизни значительно больше неприятностей, чем заслуживает по своему моральному облику — так может счесть бесстрастный наблюдатель; сам же человек скорее всего считает, что закон его существования — хроническое невезение, но если допросить его с пристрастием, то вполне может выясниться, что свою непонятно какую и очевидно нелегкую жизнь он ни за что не променяет на более гармоничную и благополучную.
На низком и даже среднем уровне этот человек причиняет массу беспокойства и неприятностей своим близким и в первую очередь самому себе. В нем сидит какой-то черт, не дающий довести до конца никакую программу и умеющий превратить во зло самые лучшие намерения: это баламут, возмутитель спокойствия, Ходжа Насреддин и Остап Бендер — великий комбинатор, чьи комбинации с удивительным постоянством начисто проваливаются.
Тем не менее, у этого человека есть некоторый, очень непростой жизненный ритм, к которому он в конце концов частично приспосабливается и выучивается доводить до конца некоторые свои мероприятия. В основе обучения здесь лежит чрезвычайное внимание к малейшим знакам судьбы и внутреннему голосу, их комментирующему. С возрастом (обычно после тридцати лет, но иногда и после четырнадцати — пятнадцати) человек понимает, что только строгое подчинение этому голосу, каких бы душевных затрат и жертв оно не стоило, способно провести его через бушующий порог до тихого плеса — который вряд ли окажется длинным.
В результате человек учится смирению и очень точной буддхиальной настройке, что дает ему возможность исполнять трудоемкие и требующие большой самоотверженности программы.
Если же человек не смиряется, то ему предстоит судьба черного учителя, способного поломать жизнь многим людям, или просто озлобленного мучителя своих близких, когда-то талантливого, а теперь жертвы своих жизненных обстоятельств и болезней.
Если карта в целом не сильно поражена, то у этого человека с детства вероятны периоды чрезвычайной активности, когда он с увлечением и не обращая внимания на усталость, занимается различными делами, которые могут быстро сменяться периодами резкого нигилизма, неприятия всего мира и его окрестностей. К тем и другим состояниям лучше всего относиться с уважением, помогая ребенку понять, что в основе любой успешной деятельности лежит соответствующая внутренняя готовность, которая в его случае вырабатывается долгими и тщательными усилиями. А что мир никуда не годится — кто же с этим спорит, но местами его можно слегка улучшить, не так ли?

Комментарии закрыты.