РАК

.

Синтетический канал из ментального тела в астральное
«… Ума холодных наблюдений
И сердца горестных замет.»
А. Пушкин
Астральное тело является фундаментом душевной жизни человека; проявления более плотных тел (эфирного и физического) воспринимаются по большей части как физиологические. Эмоции служат критерием экзистенциальности происходящего с человеком: то, что ими не сопровождается, смело можно считать случайным, проходным, несущественным. Именно вследствие своей сущностности значительная часть эмоций, иногда самые главные из них, вытесняются в подсознание и, пробиваясь изредка через его цензуру, на секунду изумляют человека своим содержанием и силой, с тем, чтобы подобно магме, извергнувшейся через жерло вулкана, уйти затем обратно вглубь земной коры.

rak
Поверхностный наблюдатель считает, что эмоции человека вызываются событиями его жизни. В действительности это не совсем так: в качестве опосредующего звена здесь выступает ментальное тело, от деятельности которого в очень большой степени зависит характер и содержание эмоции. Типичный пример — реакция героя Джерома Джерома, путешествующего на лодке и внезапно замечающего в воде недалеко от него рубашку. Сначала он думает, что это часть его гардероба (и испытывает в связи с этим весьма неприятные чувства), но затем обнаруживает ее принадлежность товарищу. «Только тут, — замечает автор, — весь юмор ситуации начал до меня доходить.» Мы видим, в какой степени эмоциональная реакция на ситуацию зависит от ее ментальной обработки — и это совершенно типичная для организма последовательность обработки информационно-энергетических трансляций.
* * *
Каналу Рака в современном мире приходится нелегко. Его бессознательно стараются эксплуатировать в самых тяжелых и жестких режимах, игнорируя его тонкие возможности и, странным образом, само его существование. К рачьим потокам низших вибраций апеллирует реклама, переполненная полуобнаженными красотками, вызывающе уютными апартаментами и неестественно привлекательными блюдами, и пробуждающая у чувствительных людей смутное чувство протеста, причины которого станут ясны несколько позже.
Большинство людей довольно четко делится на две категории: думающие и чувствующие, причем они очень плохо понимают друг друга. Разница между этими типами заключается в способе восприятия каузального потока, который слишком тонок для того, чтобы переживать его только лишь непосредственно, и каждый человек как-то моделирует его в своих более плотных телах, в частности, ментальном и астральном.
Рассудительный читатель с гармоничной и сбалансированной картой в этом месте скажет: «Разумеется, и каждое существенное для меня событие я и осмысливаю, и переживаю эмоционально.» Трудность, однако, заключается в том, что для большинства людей в последней формуле звучит не «и-и», а исключающее «или», то есть «либо-либо», и один из типов восприятия каузального потока — ментальный либо эмоциональный — неуклонно преобладает.
Другими словами, если человек ментальный обращает максимальное внимание на свои мысли по поводу происходящих вокруг и внутри него событий, то человек астральный занят в первую очередь своими эмоциональными реакциями на них же, и ментальные медитации не имеют для него самостоятельной ценности. Роднит между собой эти две категории, пожалуй, только одно — полное непонимание значения канала Рака в своей жизни, а чаще всего вольное или невольное игнорирование его существования.
Человек ментальный склонен всегда доводить свои ментальные медитации до плодотворного конца, то есть выводов, годных для передачи в (восходящий) канал Козерога, а отходы своей мыслительной деятельности складывать в кучу, нимало не беспокоясь о ее дальнейшей судьбе, или же вовсе их игнорировать. Ментальные остановки, тупики и резкие повороты чрезвычайно его беспокоят, и он старается ни в коем случае их не допускать, буквально насильно заставляя плодоносить давно уже высохшую смоковницу; мысль о том, чтобы ее вырубить и сжечь, кажется ему кощунственной, ибо подрывает человеку основную жизненную позицию о верховенстве разума во всех существенных вопросах. В результате он не замечает связей между своими ментальными медитациями и эмоциональными состояниями, то есть работа Рака происходит полностью вне его сознания.
Если человек ментальный вообще не замечает канала Рака, то человек астральный видит лишь нижнюю его часть, обращая внимание на то, что его общий эмоциональный фон почему-то колеблется, и, кроме того, одни серии эмоций сменяются другими, но причины этих смен (порой довольно болезненных) для него непонятны. Дело в том, что человек эмоциональный подсознательно ценит ментальные энергии очень низко (хотя, особенно будучи социально адаптирован, ни за что в этом не признается) и потому никогда не заподозрит, что именно они в главном регулируют его астральные медитации — он считает последние самодовлеющими и трансцендентными, или зависящими непосредственно от потока событий, то есть (ошибочно) относя истоки канала Рака к каузальному телу.
Последнее заблуждение вполне естественно, поскольку как каузальное, так и астральное тела синтетичны и своей линейностью похожи друг на друга: на первый взгляд кажется, что поток событий непосредственно вызывает поток эмоций: хорошие события — положительные эмоции, плохие — отрицательные. В действительности же оценка каждого события производится в ментальном теле и притом многими способами (канал Близнецов аналитический), а затем все эти оценки соединяются вместе синтетическим каналом Рака.
* * *
Общий принцип, действующий на всех планах мироздания и телах организма, заключается в том, что нижележащий план (тело) используется в тех случаях, когда данный не в состоянии справиться со своими задачами самостоятельно. Тогда возникающий тупик или неразрешимое противоречие транслируются нисходящим зодиакальным потоком на более плотный план (тело), инициируя там определенную медитацию.
Однако нерешаемые проблемы каждого тела имеют свои особенности; в частности, типичные проблемы синтетических тел это тупики и остановки процесса жизнедеятельности, то есть их основной медитации, в то время как типичная проблема аналитических тел это беспорядочный разброд их медитаций и, как следствие, потеря ими цельности, единства и хотя бы самого общего направления развития.
Например, появление новой цепочки событий всегда означает определенное рассогласование в ценностях человека или дисбаланс в распределении душевных сил, которые человек тратит на их достижение. Аналогично, возникновение эмоционального ряда всегда связано с разбродом в мыслях и ментальных моделях, которые человек оказывается не в силах согласовать друг с другом.
Здесь мы сталкиваемся со своеобразным феноменом, который невозможно понять, находясь на уровне данного аналититического тела, поскольку он связан с влиянием вышележащего. Например, нет ничего противоречащего природе буддхиального тела в том, что в нем представлены не согласованные друг с другом и даже почти антагонистические ценности. Можно любить одновременно свою работу, жену, секретаршу, детей и бридж, но иногда все это удается гармонично сочетать и человек успешно реализует все указанные ценности, а иногда они словно утыкаются друг в друге острыми углами, и жизнь превращается в ад. Гармоничность сочетания ценностей определяется в первую очередь атманической санкцией, которая может сгладить противоречия между, казалось бы, совершенно несовместимыми ценностями, а может сделать практически невозможным сосуществование, на первый взгляд, очень хорошо совместимых. В этом отчетливо проявляется вспомогательный и подчиненный характер буддхиального тела по отношению к атманическому. Поэтому дисгармоничный поток событий, причиной которого служит рассогласование ценностей, возникает не тогда, когда они противоречат друг другу, а в том случае, когда энергетические акценты буддхиального тела распределены не в соответствии с атманической санкцией — именно тогда начинаются трения между разными ценностями и возникают (буддхиальные) конфликты между ними; тогда человека начинает мучить собственная экзистенциальная картина мира, которая кажется ему неправильной или перекошенной.
Аналогично, ментальная картина мира сама по себе вовсе не обязана быть непротиворечивой, и разные ментальные модели одного и того же объекта вполне могут быть логически несовместимыми, но иногда это обстоятельство человека нисколько не волнует, а иногда, наоборот, становится источником самых неприятных и мучительных переживаний. Таково, например, детское откровение двойственной природы ближайших родственников, которые обнаруживают свою несводимость к одному из двух полюсов: добра и зла. Особенно остро эта проблема встает в неблагополучных семьях, где родители открыто конфликтуют или разводятся, и перед ребенком во всей остроте встает неразрешимое логически противоречие: как может мой хороший добрый папа причинять столько зла маме и мне, уходя и бросая нас?
Тем не менее, странным образом, подобная ситуация иногда вызывает у ребенка сильный стресс, а иногда проходит эмоционально почти незамеченной. Это определяется в первую очередь тем, какую роль играют родители и их отношения в его каузальном потоке, в частности, тем, в какой мере они перекладывают на него собственные проблемы.
Например, десятилетний мальчик может видеться с отцом раз в неделю, а пятнадцатилетний — раз в месяц, сохраняя при этом ощущение полноценного сыновства и не имея комплекса родительского развода, если его мать отзывается о бывшем супруге в целом положительно. При этом жизненные обстоятельства мальчика создают противоречивый ментальный образ отца, но это противоречие его не мучает, так как приемлемо отражает его каузальный поток, то есть как бы последним санкционировано. Гораздо более тяжелое для ребенка положение возникает в семье, где родители не разводятся, как они считают, только из-за него. Фактически это означает, что они возлагают на свое дитя тяжелую и совершенно ему несвойственную функцию: удерживать вместе двух взрослых посторонних людей. В результате на ребенка обрушивается колоссальное каузальное напряжение, держать которое он не в силах, и потому через канал Близнецов оно проникает в ментальное тело (пока довольно слабое), где порождает неразрешимые логические противоречия, которые мучают ребенка именно потому, что возникают как отзвук и средство решения тяжелейшей каузальной проблемы. Естественно, что на ментальном уровне проблема не решается и через канал Рака попадает в астральное тело, вызывая у ребенка озлобление, подавленность, невроз, истерию и т. д.
Итак, на уровне ментального тела мы видим ситуацию, аналогичную буддхиальной: рассогласование ментальных представлений человека мучает его и становится проблемой не всегда, а лишь в том случае, когда это рассогласование является проекцией актуальной каузальной проблемы и призвано ее смягчить и в конечном счете разрешить. С другой стороны, любой человек имеет возможность причинить себе массу эмоциональных неприятностей, стараясь согласовать свои противоречивые ментальные представления, санкционированные каузально, и в равной мере он может пытаться научиться прыгать со скал, отращивая себе с этой целью прочные рога. Свобода воли дает нам широкие возможности, которыми, однако, лучше пользоваться с осторожностью.
* * *
Таким образом, Рак синтезирует все актуально неразрешенные ментальные рассогласования, превращая их в зерна будущих эмоций и повышая энергетический потенциал астрального тела в целом. Прорастая, эти зерна инициируют астральную медитацию, то есть последовательность эмоций, назначение которой — разрешить, насколько это возможно, ментальное рассогласование и сформировать корректирующий информационно-энергетический импульс для ментального тела (поток Стрельца), а неразрешенный остаток передать через канал Льва в эфирное тело. Отсюда вытекает важный вывод: эмоциональная жизнь есть постоянная целенаправленная работа, которая может выполняться лучше или хуже, но представляет собой совершенно необходимую часть жизни организма. Этот вывод, однако, находится в существенном противоречии с устойчивым мнением общественного сознания (и подсознания), которое считает эмоции, в зависимости от их характера, или благодатью, или Божеским наказанием, но уж никак не ответственным объектом, требующим сознательного регулирования — за исключением следования определенным культурным и социальным нормам. Лучшее, что советует современному цивилизованному гражданину общественное подсознание, это отвлекаться от отрицательных эмоций и с максимальным удовольствием проживать положительные; проще говоря, съежитесь, если вам плохо, и расслабляйтесь, если хорошо. Однако эмоции идут беспрерывной чередой, меняясь подчас довольно резко, поэтому подсознанию приходится быть постоянно настороже и полностью эмоционально расслабиться не удается, поскольку «ежовая» защита работает плохо и ненадежно. Отсюда — тотальный эмоциональный стресс и паническая боязнь, переходящая в фобию, любых грядущих «отрицательных» переживаний, хотя довольно очевидно, что в жизни их более чем достаточно.
В то же время астральное тело обладает огромными возможностями исправлять огрехи и недоработки ментального (как ни обидно это звучит для поклонников разума), и многие астрально-ориентированные люди живут гармоничнее и в конечном счете умнее, чем ментально-ориентированные просто потому, что разрешают работать своему каналу Рака и честно переживают свои эмоции, которые (через канал Стрельца) чуть-чуть, но в правильном направлении корректируют им почву ментального тела, отчего болезненные ментальные противоречия гаснут как бы сами по себе.
* * *
Мы видим, что как человек ментальный, так и человек астральный склонны игнорировать существование канала Рака и, хотя и по-разному, но оба недооценивают связь между ментальным и астральным телами.
Положение вещей усугубляется огромной разницей между этими телами и типами их медитаций. На первый взгляд, ментальное тело очень свободно и столь же абстрактно, то есть не имеет особенного отношения к реальному существованию человека, его экзистенции. Мало ли, как и о чем я думаю: мысль — что легкокрылая птица: сейчас она здесь, а через минуту скрылась из глаз, может быть, навеки. По тому же поводу говорится, что язык без костей, а также: собака лает — ветер носит. Любое обстоятельство может быть истолковано с любой точки зрения и в любой символической системе, то есть выражено (смоделировано) на любом языке, но все это в той же мере возможно, в какой и необязательно, и потому чаще всего рассматривается скорее как декорация, нежели несущая конструкция жизни.
С другой стороны, поток эмоций необычайно экзистенциален, и человек вынужден переживать их по очереди, не имея никакой возможности выбрать одну вместо другой — это характерное отличие синтетических тел от аналитических, и так же устроен поток событий, в отличие от распределенной системы жизненных ценностей (аналитическое буддхиальное тело).
В то же время свобода аналитического тела кажущаяся, так как оно подчинено нуждам вышележащего синтетического тела, и за игнорирование этого (поначалу неочевидного) обстоятельства человек расплачивается напряженностью потока нижележащего синтетического тела: за волюнтаризм в построение экзистенциальной картины мира — дисгармоничностью потока событий, а за легкомыслие и безответственность в ментальных медитациях — тяжестью и дисбалансом эмоциональных переживаний.
За счет аналитичности ментального тела многие его части подвергаются вытеснению в подсознание, и соответствующие ментальные медитации идут бессознательно, не особенно беспокоя человека. Однако вытеснение в синтетическом астральном теле идет далеко не столь успешно, поскольку каждую очередную эмоцию приходится переживать индивидуально и заменить ее на другую не представляется возможным. Поэтому подсознание, оберегая человека, идет по несколько иному пути: оно как бы размывает неприятные переживания, превращая их в неотчетливый фон, который со временем становится почти незаметным. Поэтому вытеснение и подавление неприятных эмоций гораздо менее эффективно, чем вытеснение неугодных цензуре мыслей, так что в эмоциональном потоке мало «белых пятен», хотя он часто размыт до такой степени, что человек совершенно не в состоянии хоть как-то осознать и тем более членораздельно описать свои чувства; на определенной ступени развития последнее, однако, становится насущной необходимостью.
Эмоции традиционно делятся на положительные и отрицательные, но реально это деление отражает категории скорее энергетические, чем этические (добра и зла). Именно, каждая рачья трансляция приводит к тому, что в астральном теле появляются зерна будущих переживаний и какое-то количество энергии (астрального света), на которой эти (и другие) зерна будут прорастать. Качество эмоции, точнее, ее тяжесть, во многом определяется энергетическим балансом астрального тела: если оно истощено, любая эмоция тяжела, если же энергично, то большая часть эмоций воспринимается как положительные, а остальные как придающие жизни полноту. Тем не менее, объективно можно различать рачьи трансляции, энергетически обеспечивающие вырастание эмоциональных зерен, которые они несут с собой, и, наоборот, не обеспечивающие и потому в конечном случае ослабляющие астральное тело. В первом случае Рак радует человека, во втором — иссушает, но и то, и другое — нормальные фазы существования астрального тела в пределах организма, если, конечно, не заходить при этом слишком далеко. Астральное тело, как и любое другое, должно дышать, и если его вдох — радость, то выдох — тишина и печаль, иногда даже скорбь, и в нормальных условиях они сменяют друг друга подобно вращающимся гунам.
Говоря о канале Рака, важно понимать, что положительные эмоции вызываются не исполнением желаний, а гармонизацией ментального тела. Радость, смех, удовольствие возникают, когда разрешается мучительное ментальное противоречие или перестает быть актуальной старая и давно негодная конструкция: своего рода засохший ментальный дуб, занимающий, однако, много драгоценного места и препятствующий нормальной эволюции ментального тела — так люди освобождаются от цепей предрассудков и давно устаревших оценок самих себя. Другой пример гармонизации ментального тела, приводящий к выраженным положительным эмоциям — повышение единства ментальной картины мира, когда отдельные ее части, ранее казавшиеся независимыми и никак не связанными, внезапно оказываются кусочком единой мозаики более высокого замысла, а их границы точно соответствуют друг другу. Аналогичные, но более примитивные чувства испытывает человек, понимающий остроумную шутку-каламбур, успешно разгадывающий кроссворд или дочитывающий исполненный загадок детектив.
Наоборот, отрицательные эмоции вызывает дисгармоничное развитие ментальных медитаций, приводящее к неразрешимому на ментальном уровне конфликту или антагонизму, несущему при этом собственную каузальную нагрузку, так что отложить его в сторону не удается. Одна из самых мучительных эмоций современного человека — горе по поводу безвременно ушедших близких, и самый острый его момент связан с отчаянным конфликтом: человек не может примирить в своем ментальном теле все еще полноценно живущую там фигуру покойного с информацией из каузального плана, утверждающей, что его на самом деле нет и уже никогда не будет. По идее эта информация (процесс похорон, поминки и т. д.) должна сильно сократить жизненность ментального образа покойного и как бы прикрепить к нему табличку с надписью: «Из прошлого», но человеком эта операция иногда переживается почти как убийство и настолько эмоционально болезненно, что он пытается сохранить ментальный образ ушедшего так, как будто тот никуда не уходил, то есть жив и только на минуточку вышел. Являясь по существу анестезией, этот прием годится как временный, но когда первичный шок заканчивается, человек все же должен исключить ментальный образ покойного из состава живых людей, иначе на его месте в ментальном теле возникает некоторый вариант зомби — фигура, не только чрезвычайно портящая жизнь самому человеку, но и сильно отягощающая посмертную судьбу ушедшего.
Далеко не все описанные выше процессы человек осознает хотя бы частично, но канал Рака работает независимо от уровня их осознания; это, впрочем, характерно для всех зодиакальных каналов. Однако вследствие плохого понимания природы и взаимосвязи нисходящих потоков человеку часто кажется, что его эмоции суть реакции непосредственно на события — но это никогда не так: опосредующая роль ментального тела здесь обязательна, причем это опосредование отнюдь не формальность и всегда сопровождается структурной перестройкой информационно-энергетического потока.
Здесь, однако, мы сталкиваемся с одним деликатным обстоятельством, которое при ближайшем рассмотрении становится серьезной проблемой личной эволюции, имеющей существенный этический аспект.
Если ментальное тело опосредует нисходящий поток из каузального тела в астральное, но человек по большей части не осознает этой промежуточной трансформации, то как она происходит? Ответ звучит так: с точностью до некоторых личных особенностей — в полном соответствии со стандартными программами общественного подсознания, так что пока человек их в себе не обнаружил и не трансформировал так, как он считает нужным, он пользуется общесоциальными программами обработки ментальной информации и соответственно испытывает среднесоциальные эмоции по любому каузальному поводу. Поэтому, говоря о культуре эмоций, нужно всегда помнить, что она прежде всего требует культуры мышления, поскольку, как ни ухаживай за семенем чертополоха, кедр ливанский из него не вырастет.
С другой стороны, работая над своим ментальным телом, человек волей-неволей, и часто совершенно этого не имея в виду, сильно меняет природу своих эмоциональных реакций на каузальный поток, что может вызвать упреки в бесчувственности (или, наоборот, чрезмерной чувствительности) со стороны ближайшего окружения и заставить человека усомниться в собственной нравственности.
Это связано с тем, что общественное подсознание, допуская существенный плюрализм поступков и мнений, то есть значительную свободу каузального поведения и ментальной интерпретации граждан, налагает гораздо более жесткие ограничения на их астральное поведение. Вы можете бездарно растрачивать свой талант или, сжав зубы и наточив локти, хищно лезть, расталкивая слабых, по карьерной лестнице, или обвинять молодежь и президента своей страны во всевозможных грехах, включая скотоложество — общественное подсознание вам слова дурного не скажет. Но попробуйте не огорчиться при известии о болезни своего родственника! Даже если он является общепризнанным мерзавцем, а вы считаете его болезнь единственным шансом на исправление — вы тут же почувствуете себя совершенным негодяем и стопроцентным эгоистом. Поэтому для того, чтобы разрешить себе свои эмоциональные радости и искренне их проживать, нужно сначала защититься от регулирующего и направляющего влияния на собственное астральное тела и канал Рака социального эгрегора, а это очень непростая задача.
* * *
На первом уровне проработки Рака человек вообще не связывает свои эмоции с мыслями, независимо оттого, является он ментально- или астрально-ориентированным.
Ментально-ориентированный человек считает свои чувства чем-то лишним, бесполезным и напрасно его отвлекающим и беспокоящим, вроде рудиментарного хвостика, оставшегося в напоминание о прежних ступенях эволюции, а то, что все огрехи его ментальной деятельности исчезают в канале Рака и проявляются затем в форме тех или иных эмоций, находится вне его сознания, и более того, этот образ не вызвал бы у него ничего, кроме искреннего недоумения и возмущения. Ему кажется, что недодуманные мысли можно, подобно трудной книге, отложить в сторону и вернуться к ним позже, когда придет время и появится дополнительная информация, а до тех пор они будут смирно лежать где-то на отдельной полке подсознания. В действительности это совсем не так: независимо от того, осознает человек свои ментальные медитации или нет, они идут в соответствии с заложенной в них программой, а их плоды и остатки разносятся потоками Козерога и Рака в каузальное и астральное тела соответственно. Поэтому недодуманные под контролем сознания белые пятна и противоречия в ментальных моделях и картине мира в целом, вытесняясь в подсознание, закрываются и разрешаются там, в результате чего у человека возникают определенные (плохо ему понятные) эмоции, а ранее актуальные ментальные проблемы теряют свой интерес и значимость и более в сознании не появляются.
Для человека ментального характерен акцент на ментально-астральном подтеле, которое он всячески пытается выдавать за астральное, то есть заменять эмоции их ментальными образами. При этом вертикальный (нисходящий) канал Рака заменяется горизонтальным (действующим в пределах ментального тела) каналом из ментального тела в его ментально-астральное подтело, а действие Рака старательно вытесняется в подсознание. В результате астральное тело получает два совершенно различных по содержанию нисходящих потока: один — основной поток Рака, то есть истинные, но вытесненные зерна эмоциональных реакций на ментальные недоработки, а второй — некоторая очень специфическая часть рачьего потока, соединяющая ментально-астральное подтело с астральным и реализующая ментальное управление собственными эмоциями. Понятно, что если человек подсознательно чувствует одно, но считает, что должен чувствовать другое, и, более того, заставляет себя это делать, то его эмоциональный поток будет взвихрен и мутноват, и разобраться в нем окажется непростой задачей. На прямой вопрос: «А чем ты, собственно, недоволен?» он чаще всего не только не сможет ответить, но даже сама подобная постановка вопроса приведет его в бешенство (также никому не понятное).
Астрально-ориентированный человек на этом уровне склонен, напротив, игнорировать ментальный план. Для него основное содержание жизни составляет поток эмоций, а мысли воспринимаются как некоторая практически неощутимая смутно-туманная субстанция, что-то вроде эктоплазмы[1] в глазах материалиста.
С этим человеком очень трудно — или очень легко — договариваться, и зависит это в первую очередь от того, как он к вам относится, а во вторую — к какому его телу вы апеллируете. Чаще всего такой человек делит своих знакомых (и людей вообще) на две категории: первую составляют носители всевозможных достоинств, и их нужно любить и радоваться любому их проявлению, а ошибки и оплошности приписывать случайному недосмотру или внешнему злу, ко второй же относятся негодяи и мерзавцы, на которых негде ставить пробы и принципиально не способные ни к добру, ни к исправлению. Если вы волей судьбы попадете в первую категорию, ваши рассуждения и менталитет в целом будут восприняты как милая, но совершенно незначащая подробность, вроде ямочки под коленкой, а если, не дай Бог, во вторую, то все попытки апеллировать к рациональному мышлению будут отвергнуты априори без какого-либо анализа: вас не принимают эмоционально, и любые ваши слова идут вам во вред, лишь усиливая негативное впечатление.
Здесь ментальное тело подменяется астрально-ментальным, то есть подтелом астрального тела, в котором находятся эмоциональные оценки ментальных конструкций, и человек старается заменить ментальную медитацию (которая ему скучна) астральной, а она для этих целей очень плохо приспособлена.
На первом уровне проработки Рака у человека катастрофически отсутствуют чувство юмора и умение вовремя остановить ментальную медитацию, отправив ее остатки на прокорм эмоциям. Ментально-ориентированный индивид слишком серьезен и старается додумывать все до конца, так что исчерпывает любую тему и собеседников до дна и еще глубже, вгоняя их при этом в чрезвычайную тоску, подобно автору настоящего учебника. Наоборот, астрально-ориентированный тип превращает в эмоцию любую мысль, даже ее зачаток, и потому не дает развиться необходимому ментальному напряжению и парадоксу, эмоциональное разрешение которого (вот она — работа Рака!) сопровождается искренним смехом.
На втором уровне проработки Рака у человека появляются некоторые идеи, касающиеся возможной связи ментального и астрального тел, но он не вполне им доверяет.
Человек ментальный обращает внимание на то, что некоторые актуальные противоречия в его рациональных представлениях, не будучи вовремя примирены, приводят к неприятным эмоциональным последствиям, но сделать с этим ничего не удается, да он и не ставит себе такой цели; тем не менее, он начинает избегать стереотипных ментальных медитаций, идущих по кругу, замечая, что они снижают ему настроение. С другой стороны, он начинает ценить положительные эмоции, возникающие у него в результате конструктивных умственных усилий, но не придает им никакого дополнительного значения. Однако роль астрального тела в его глазах по-прежнему очень низка, и свои неприятные чувства, возникающие в связи с ментальными неудачами, он склонен рассматривать как определенное несовершенство своего устройства, природную недоработку, которую лучше бы исправить и больше походить на компьютер с цветным экраном. Этот человек начинает работать над своим каналом Рака, но во вполне определенном направлении — желая его максимально сузить, дабы причинять себе минимум эмоциональных неудобств; положительные же эмоции от этой операции, как он считает, не пострадают. В результате Рак в большой своей части насильственно вытесняется в подсознание и регрессирует, транслируя в астральное тело семена значительно более грубых эмоций, чем это было бы для него естественно.
Эмоционально-ориентированный человек на этом уровне замечает, что некоторые его эмоции порождаются мыслями, промелькнувшими в голове, но не придает этому обстоятельству существенного значения. Тем не менее он старается как-то повлиять на неприятные и отравляющие его существование ментальные медитации, главным образом жестко вытесняя их в подсознание: «Это слишком ужасно, чтобы я мог об этом думать», — типичная для него позиция. Однако он, как и на первом уровне проработки Рака, считает основным источником своих эмоций непосредственно события, а ментальное влияние чем-то вроде соуса или приправы к ним. Поэтому на него удается влиять через его ментальное тело, но в очень ограниченных пределах и недолго; все-таки пропускная способность осознаваемой части канала Рака здесь невелика, и изменить с его помощью основные структуры астрального тела трудно. Тем не менее, даже относясь к вам в принципе негативно, этот человек способен вежливо выслушать две-три ваших фразы, а если проложить их толстым слоем откровенной жирной лести, может даже несколько смягчить свое к вам отношение (на первом уровне проработки Рака вам в этой ситуации не помогут никакие ментальные ухищрения).
На этом уровне у человека появляется зачаточное чувство юмора, чаще всего довольно примитивного свойства: ему нравятся простейшие логические несоответствия, например, в кино он может долго смеяться над важным господином во фраке и цилиндре, внезапно падающим в грязную лужу. Это уровень большинства политических карикатур и анекдотов, цирковых реприз и шуток популярных конферансье, не чуждающихся грубой эротики, например:

Нашу ферму описали
Тридцать три писателя,
А в колхозе два яйца,
И те у председателя.

На третьем уровне проработки Рака человек совершает для себя два открытия, причем первое из них производит сильнейшее впечатление на ментально-ориентированный тип, а второе — на астрально-ориентированный.
Первое открытие заключается в том, что важным (хотя и не единственным) критерием качества ментальной медитации является эмоциональная реакция, следующая за ней — это в первую очередь чувство удовлетворения или, наоборот, раздражения. Другими словами, человек осознает, что чаще всего нет никаких логических оснований для того, чтобы заканчивать ментальную медитацию, ибо концы никогда не удается свести с концами, но где-то в своих размышлениях остановиться нужно, а где именно, показывает предвосхищение эмоциональной реакции, воспоследующей за остановкой умственной деятельности. Таким образом, на этом уровне появляется намек на практическое решение довольно-таки экзистенциальной проблемы: сколько мне следует думать по данному поводу и когда эти размышления можно сворачивать. В результате сильно экономится ментальная энергия, поскольку ментально-ориентированный человек склонен полагать, что любую проблему нужно обдумывать до тех пор, пока она не решится до конца (что случается редко) или до полного умопомрачения (которое наступает довольно быстро, но человек этого не замечает). А тут вдруг обнаруживается, что каждую ментальную проблему достаточно решить в каком-то одном аспекте или просто чуть-чуть сдвинуть с привычного места точку сборки — и само собой приходят чувства ментального облегчения и эмоционального удовлетворения, а проблема перестает быть актуальной, хотя по-прежнему далека от разрешения, если рассуждать, оставаясь на чисто ментальном плане.
Второе открытие, изумляющее, наоборот, астрально-ориентированного человека, состоит в том, что зернами эмоции всегда служат остатки ментальных медитаций, и что, следовательно, причины радостей и горестей следует в первую очередь искать в работе ума, а не в тех или иных внешних (или внутренних) событиях. Теперь человек получает ключ к регулировке своего астрального потока, выявляя и примиряя наиболее злостные (и, как правило, вытесненные в подсознание) противоречия и несообразности своей ментальной картины мира, после чего поток эмоций становится существенно более гармоничным и сбалансированным, хотя по-прежнему не до конца постижимым. Причиной этому служит то, что человеку по-прежнему трудно принять вспомогательную роль астрального тела по отношению к ментальному, и ему кажется, что вот-вот наладит он себе ментальный аппаратик, чтобы тот генерировал ему исключительно положительные эмоции — и заживет себе припеваючи. Однако этот проект почему-то постоянно проваливается, и мысли часто бегут какие-то не те, и эмоции по их поводу тоже далеко не всегда имеют ту окраску, которую человек им стремится придать.
Тем не менее, разница между человеком ментальным и астральным на этом уровне уже не столь вопиюща, и они, хотя и с некоторым трудом, но все же могут найти друг с другом общий язык. Человек ментальный аккуратно выбирает слова и образы, понимая, что другого они могут ранить эмоционально, а человек астральный старается даже в интимном общении воспринимать не только эмоции партнера, но и его ментальный поток, частично включаясь в парную ментальную медитацию (на первом-втором уровнях проработки Рака астрально-ориентированный человек все ментальные посылки партнера немедленно отправляет на переработку в свой канал Рака, почти не допуская их до своего ментального тела, так что о совместной ментальной медитации и речи не идет, и даже логически-информационное понимание партнера сильно затруднено).
Чувство юмора этого человека смело можно назвать тонким: он ценит изящные парадоксы, неожиданные и небанальные повороты темы, а с мнением, что новый анекдот это хорошо забытый старый, не согласен: он чувствует, что каждое время требует особого юмора, и то, что по-настоящему смешно сейчас, не вызовет смеха ни в будущем, ни в прошлом. Этот человек ценит краткость, афористичность и точность высказываний и, вероятно, тайком пишет стихи или горячо любит некоторых «своих» поэтов, пародии на которых счел бы кощунственными.
На четвертом уровне проработки Рака человек осознает неразрывность связи между ментальным и астральным телами и служебную роль астрального по отношению к ментальному и старается обрабатывать поступающий из каузального тела поток так, чтобы не перегружать ни ментального, ни астрального тел, насколько это оказывается возможным. При этом ни то, ни другое тело не ставятся в центр внимания, но оба рассматриваются как части единого организма, каждая из которых выполняет свойственные ей функции. Таким образом, оба тела (и их медитации, то есть процессы мышления и эмоциональные переживания) рассматриваются человеком как определенные сложные инструменты, с помощью которых он проживает отмеренный ему век, стараясь наилучшим образом исполнить свою миссию.
На этом уровне человек использует поток своих эмоций как диагностическое средство, с помощью которого определяются скрытые болезни и слабости ментального тела и картины мира: там, где эмоции болезненны и переживаются с трудом, можно смело заподозрить ментальные недоработки и попытаться их обнаружить и исправить (последнее, впрочем, относится ко всем уровням проработки Рака). Человек четвертого уровня заботится также и о канале Рака самом по себе, как о чистоте его многочисленных истоков, берущих начало в бескрайних болотах ментальных символических систем и языков, так и о просторном ложе и красивой облицовке широкого устья, несущего уже единый поток в астральное тело. Теперь на этом канале имеется разветвленная регулирующая информационно-энергетические потоки сеть плотин, шлюзов и запасных проток, позволяющая человеку, с одной стороны, не допускать астральной перегрузки, даже когда ментальное тело не справляется с обуревающими его проблемами и в огромном количестве переправляет их в астральное, а с другой — не снижать катастрофически астральную энергетику при длительном отсутствии свежих трансляций из ментального.
Чувство юмора этого человека таково, что окружающим его шутки кажутся непонятными или слишком абстрактными; свойственные ему парадоксы связывают понятия, слишком удаленные друг от друга с точки зрения человека третьего, а тем более второго уровня; иногда, однако, они производят сногсшибательное впечатление. Для него характерна афористическая речь и у него есть шансы стать хорошим поэтом — но, конечно, одной лишь проработки Рака для этого недостаточно.
Сильный Рак дает человека, склонного к глубоким эмоциональным переживаниям, но далеко не все из них осознаются хотя бы частично, и его внутренняя жизнь представляет глубокую загадку не только для окружающих, но и для него самого.
В его жизни много сложностей, и очень трудно рассказать о них другим людям, потому что, во-первых, не хватает слов, а во-вторых, попытки связного изложения прерываются сильными эмоциями, и человек либо умолкает, не в силах говорить далее, либо его речь сбивается на нечленораздельный эмоциональный поток. Так мальчишки-первоклассники делятся впечатлениями о просмотренном фильме: «А как он ему в зубы — ух! а потом винтом — хек! и ползком вжик-вжик лежит на набережной — полный атас!» (знаки препинания поставлены автором для лучшего понимания смысла, а в произношении героя после каждого слова стоит восклицательный знак).
Сильный Рак дает ярко-эмоциональное восприятие жизни, и на высоком уровне человек может передать его другим, став писателем, художником или артистом, но это очень трудный путь, требующий большой самоотверженности и тонкой настройки своей ментальности и эмоциональности на соответствующие планы социального эгрегора. А пока этого не произошло, человек отличается сильной и часто болезненной реакцией на совершенно нормальные, с точки зрения социума, ментальные раздражители, и с ним трудно иметь дело как далеким от него людям, от которых он отгорожен свои толстым астральным панцирем, так и близким, к которым он эмоционально открыт и оказывает на них очень сильное прямое (помимо слов) воздействие. То есть, это кажется, что помимо слов — в действительности он резко активизирует канал Рака своего партнера, и тот ощущает силу слов и логики не так, как всегда, а гораздо сильнее.
В жизни сильного Рака возникает несколько специфических соблазнов, с которыми он должен бороться, иначе ему угрожают большие неприятности.
Первый такой соблазн — попытка лакировки ментальной реальности и вытеснение болезненных противоречий в подсознание. Второй соблазн — преждевременное прерывание ментальных медитаций и превращение их в эмоциональную энергию; на этом пути можно прийти к своеобразному ментально-астральному вампиризму, когда человек, невнимательно слушая партнера, фактически не воспринимает его слова ментально, но сразу отправляет их семантику в канал Рака, греясь при этом эмоционально. Третий соблазн сильного рака — акцент на астральном теле и его энергиях, когда критерием ментальной деятельности и жизни в целом становится качество эмоционального потока, то есть человек считает, что чем лучше и радостнее его эмоции, тем, значит, правильнее его ментальная картина мира и жизнь в целом.
Преодоление этих соблазнов гораздо легче произвести на словах, чем на деле — астральные переживания очень сущностны, и приносить жертвы и переделывать себя здесь значительно труднее, чем может показаться; результатом же будут такие поначалу эфемерные достижения как повышение культуры чувств и улучшение здоровья и равновесия организма в целом.
Слабый Рак дает человека, чье ментальное тело не слишком давит на астральное, например, актуальные ментальные противоречия вызывают незначительный эмоциональный отклик. У окружающих он может иметь репутацию «сухаря», а при сильных Близнецах вероятна склонность к пустой болтовне, которой следует всячески избегать.
Для этого человека очень важно ощутить связь, хотя бы слабую, между ментальным и астральным телами, и постепенно приучать себя к тому, что не все ментальные медитации нужно вести до конца, а можно иногда их прервать и отреагировать эмоционально — например, рассмеяться. Если он этого не сделает, то рискует со временем попасть в категорию зануд, то есть по известному определению, людей, которые на вопрос: «Как поживаешь?» отвечают подробным рассказом о своей жизни.
Этому человеку будет недоставать чувства границы своих знаний и ментальных возможностей, поэтому у него возможен комплекс умственной неполноценности/сверхполноценности, и он часто не будет замечать, что окружающие потеряли интерес к его спекуляциям — или, наоборот, ждут от него некоторого комментария или объяснений и не успокоятся, пока его не получат. Иногда его все же трогают чужие слова и положения, и тогда он фиксирует свои эмоциональные реакции как необычные или даже ненормальные, но это случается редко, и человек довольно долго не понимает, что такое положение вещей является нормой, а не патологией. При сильном Скорпионе нормой будут неуправляемые эмоции, поднимающиеся откуда-то со дна психики, и человеку обязательно нужно учиться ими управлять с помощью точно найденных ментальных медитаций.
Гармоничный Рак умеет радоваться жизни и сохранять чувство юмора в ситуациях, которые давно кажутся безнадежными его товарищам. Что бы он себе ни думал, какие бы тяжелые размышления ни бороздили его чело, зерна эмоций, попадающие в астральное тело, делятся на «хорошие» и «отличные», — а уж как они прорастают, зависит не только от Рака, но и от состояния организма в целом (особенно от потока Скорпиона).
Такого рода эмоциональный оптимизм и розовые очки — незаменимые достоинства во многих случаях, но они же выступают злейшими врагами человека, когда требуется объективная и нелицеприятная оценка его ментальной картины мира в целом или некоторых наиболее актуальных ее несообразностей. В таких ситуациях человек склонен очень долго внутренне принимать то, что давно уже нельзя терпеть — и потому даже сильный ментальный протест не получает эмоциональной поддержки, а потому не разрешается.
Часто это очень доброжелательный человек, способный извлекать радость из, казалось бы, невозможного общения, который умудряется не огорчаться даже когда ругается; вероятен упрек во всеядности, и если нужно живое опровержение принципа непротивления злу насилием, то оно перед вами: этот человек в своих компромиссах со злом вполне способен незаметно начать ему служить. Кто такой Сатана как не падший ангел? Значит, и в нем сохранилось что-то хорошее, ангельское, и в любом случае есть за что его пожалеть: скажем, отпадение от Отца очевидно нанесло ему глубокую психологическую травму…
В отсутствие проработки этот человек привлечет к себе кучу эмоциональных вампиров, которые присосутся к его каналу Рака, а когда его энергетика в целом истощится, он сам может стать одним из таких вампиров; тогда его эмоции становятся из радужных уравновешенно-серыми и, и основным ощущением, им владеющим, оказывается безраздельная скука, которой он отвечает на все попытки чем-либо его заинтересовать.
На высоком уровне этот человек может научить других радоваться жизни, но не в ущерб разуму и карме, а чувство юмора само собой появится даже у самых с виду безнадежных его учеников.
Пораженный Рак дает человеку возможность ощущать себя гораздо более несчастным, чем это логически вытекает из обстоятельств его жизни. У него вероятна высокая чувствительность к ментальным тупикам и рассогласованиям, но со временем прорабатываются и эффективные защитные механизмы, заслуживающие не краткого упоминания, а отдельного подробного исследования, причем не только индивидуального, но и общественного подсознания. Почему иной народ столь долготерпелив и так кротко сносит преступление власти против него, и в какие именно моменты его терпение истощается? Ответы на эти вопросы лежат во многом в особенностях канала Рака, соединяющего ментальное и астральное тела государственного эгрегора: например, пораженный Марс в Раке дает одни реакции народа на угнетение (чуть что — революция), а пораженный Сатурн — совсем другие (постоянный глухой ропот и скрытое неповиновение, но бунт только в самых крайних случаях).
Одной из защитных мер, применяемых подсознанием для защиты астрального тела, часто служит своеобразное чувство юмора, преимущественно «черного» и имеющего смысл уничтожения смехом всех без исключения зерен будущих эмоций, попадающих через Рака в астральное тело. Это, однако, тупиковое направление, так как настроение указанный прием не улучшает, а как способ уменьшения чувствительности оказывается малоэффективным, особенно если принять во внимание эмоции, вытесненные в подсознание.
Этому человеку очень важно понять, что его эмоции, во-первых, глубоко субъективны, а во-вторых, не являются адекватным отражением недоработок ментальной реальности: последние человек чувствует гипертрофированно, как через особое увеличительное стекло, и это одновременно и проклятие, и дар богов.
На низком уровне этот человек становится, например, циником, неврастеником или истерическим хамом; на высоком учится тонко регулировать свои эмоции с помощью ментального тела и может помочь другим людям с астральными проблемами — профессия, в нашей цивилизации необходимейшая и столь редкая, что даже названия у нее нет. Читатель когда-нибудь встречал в газете объявление: «Учу культуре чувств?»

Комментарии закрыты.