Аналитический канал из атманического тела в буддхиальное

.

«Я Господь!»
Исход 6:29
Природа Божественного тонка; даже в тех случаях, когда атманическое тело манифестирует себя совершенно явно и дыхание миссии становится для человека очевидным, ему бывает трудно сказать, в чем она выражается, поскольку конкретные дела и свершения относятся к каузальному плану и, следовательно, дают об атманическом цветке миссии лишь самое приблизительное представление: так по движениям физического тела (дрожь, нервные, угловатые или, наоборот, плавные движения) можно догадываться об эмоциях, владеющих человеком, но сделать точные выводы трудно.

atmicheskoye_telo
Наиболее отчетливое проявление миссии следует искать не в каузальном, а в буддхиальном теле, то есть в постоянно идущих (или, во всяком случае, требующихся от человека кармой) изменениях в его психике, психологии, экзистенциальной картине мира и в первую очередь — в акцентах системы ценностей. Хочет человек это признавать или нет, вся его жизнь посвящена достижению экзистенциальных ценностей (осознаваемых частично и неосознанных), поэтому изменения в них означают поворот всего жизненного пути — крутой или плавный, в зависимости от характера овновского потока в данный период жизни человека.
Сильное включение Овна часто создает у человека ощущение открытия самого себя: как будто с души спадают покровы и в ярком свете предстает истина о главном и второстепенном в жизни — в его жизни, так отличающейся на самом деле от жизни всех остальных людей на свете. Это необычайно вдохновляющее и сильное переживание, которое, однако, должно быть усвоено буддхиальным телом в ходе его последующих медитаций — они в своем конструктивном варианте именуются «работой над собой». Поток Овна дает буддхиальному телу семена для будущих растений и солнечную энергию, от которой начинает интенсивно расти вся без исключения буддхиальная флора — и злаки, и плевелы, — то есть оживляются как настоящие, так и бутафорские ценности, и человек чувствует энтузиазм, необходимый для их достижения. Что он будет делать с этим энтузиазмом, зависит от его уровня проработки Овна.
Однако гораздо более частым является слабое включение овновского канала, которое может пройти вовсе незамеченным, а может переживаться как легкий укор совести или шевеление чувства долга перед самим собой, некоторое не вполне понятное внутреннее неудобство или недовольство собой, тихий ненавязчивый внутренний голос или ощущение, обладающее, однако, обязательной овновской характеристикой — чувством абсолютной искренности того, что человек в эту минуту слышит или ощущает. И хотя дальнейшая рефлексия и вытеснение могут поставить истинность переживания под сомнение, в первоначальный момент она непререкаема — таково дыхание атманических энергий.
Включение канала Овна воспринимается как усиление душевной жизни, повышение остроты мировосприятия, интереса к предметам абстрактным и даже философским, из подсознания могут всплыть представления о роке, судьбе, Боге, появиться мысли о смерти или бренности бытия — но все это довольно смутно, неоформленно, и потому бередит душу и мешает нормально жить, но справиться со своими ощущениями человек не в состоянии. С другой стороны, недостаток овновских трансляций воспринимается как серость существования, душевная скука, отсутствие интереса к своим, казалось бы, важнейшим ценностям и программам.
Другими словами, в нормальных условиях Овен поддерживает жизненные позиции человека и дает усиление его главным жизненным программам, что отчетливо чувствуется на всех уровнях проработки канала. В то же самое время овновские энергии поддерживают и основные черты характера человека, и если кто-то: друг, враг, учитель или любимое существо попытается человека переделать, то работать придется в первую очередь именно с овновским потоком: или с ним сражаться, или искать компромиссы. Поэтому в стабильные периоды жизни человека овновские энергии воспринимаются как поддерживающие эту стабильность и могущественно охраняющие его от чужеродных влияний.
Наоборот, в периоды кризисов и крутых жизненных поворотов овновские энергии воспринимаются как источник рокового разрушения самых интимных и устойчивых образований экзистенциальной картины мира, главных ценностей и привычных условий жизни. Тогда овновские энергии выглядят роком в чистом виде, хотя, надо сказать, оттенок рока есть и в овновских влияниях в стабильные периоды жизни: например, человеку может быть роковым образом некогда воспитывать своих детей (пораженная Луна в Овне; она же при квадрате Марса или Сатурна может дать в некоторых отношениях непреодолимую лень); или его неотвратимо преследуют любовь и ревность окружающих женщин (сильная Венера в Овне).
Характерный признак сильного включения Овна — любовь, вспыхивающая в сердце человека и открывающая в нем необычайные силы и способности — любовь любого рода: к другому человеку, коллективу, народу, профессии и т. д. В отрицательном варианте это может быть такая же по силе ненависть, сопровождающаяся жаждой мести или разрушения — энергия, поддерживающая негативные буддхиальные ценности.
Итак, Овен несет «страсти роковые» — или же роковое отсутствие таковых. От человека, однако, зависит уровень реализации этих страстей — одни и те же аспекты Овна могут дать крутого бабника, квалифицированного сексолога, блестящего артиста и мистика, непосредственно общающегося с Девой Марией.
В овновских трансляциях, даже самых слабых, всегда есть элемент абсолютной экзистенциальной истинности, который порой вводит в заблуждение даже самые проницательные умы. Дело в том, что важная субъективная истина данного человека вовсе не обязательно общезначима и вполне может оказаться несущественной для других — но это обстоятельство, ставшее общим местом на ментальном плане, с большой кровью и потерями устанавливается — каждым человеком отдельно! — на буддхиальном. Очень трудно внутренне принять тот факт, что существенные и даже основополагающие для меня вещи могут не только оставлять равнодушным, но быть действительно не нужными или не существенными для другого — а ведь, как правило, оно именно так и обстоит, — просто для того, чтобы это осознать, люди пока слишком плохо и поверхностно себя понимают. Тем не менее, ложность или несущественность для других моих овновских трансляций вовсе не отменяет их чрезвычайно важности для меня, и это тоже нужно хорошо понимать. Легкие уколы совести, еле заметные ощущения неудобства, неуютности, некорректности поведения или этического дискомфорта — лучшие из всех предупреждающих знаков личной кармы, и атманическое тело посылает их в буддхиальное постоянно. Главная цель жизни человека — исполнение его личной миссии, а для этого всегда приходится пройти очень длинный и извилистый путь, ценность которого гораздо в большей мере заключается в путевых впечатлениях, нежели пройденном расстоянии, и потому спрямление дороги здесь невозможно. Овновские потоки помогают проложить основные контуры этого — сугубо индивидуального! — пути, и потому человеку лучше быть к ним максимально внимательным, понимая в то же время, что получаемая через Овна информация и энергия относятся лично к нему, и отвечать за свое невнимание, лень и халтуру придется собственной кармой.
Однако не следует путать овновские потоки с близнецовскими, а экзистенциальное ощущение с его дальнейшими рационализациями, то есть ментальными интерпретациями. Овновская субъективная истинность относится именно к экзистенциальной, но ни в коем случае не к ментальной картине мира, а попытки перевести первую во вторую часто или терпят неудачу, или приводят к грубым искажениям. Другими словами, рационально понять, что же собственно означает то или иное мое душевное состояние, возникшее в результате включения канала Овна, удается далеко не всегда и не полностью, хотя само состояние переживается ярко, искренне и чаще всего кажется цельным и недвусмысленным (это вообще характерно для мужских знаков, то есть аналитических каналов). Например, при попытке предпринять хотя бы косвенные шаги по достижению табуированной атманическим телом ценности на человека может опуститься громадная апатия, у него начисто окончится энтузиазм, и сил достанет лишь на то, чтобы добрести до кровати и в отчаянье огласить помещение горькими жалобами: «Господи, Боже мой, почему Ты меня покинул?» Так действует отрицательная овновская трансляция, способная и коня на скаку остановить, и заставить человека покончить жизнь самосожжением.
Причины такой трансляции, а главное — ее смысл для человека могут быть, однако, самыми различными. Например, может оказаться, что он идет не туда, а может, что туда, но не вовремя, или вовремя, но не так — и разобраться, в чем же причина атманической опалы, может оказаться совсем не легко.
Овновские потоки вызывают главные душевные переживания человека: свет, любовь, радость, — но также и горе, отчаяние, серость и тоску — однако не как эмоции (хотя, резонируя во Льве, Овен включает и соответствующие эмоционально-энергетические состояния), а как основные тона общего душевного настроя, который в целом очень инертен и поддается регулированию лишь ценой длительных и трудных усилий, что вообще характерно для буддхиальных структур. Этот душевный настрой точно соответствует основным жизненным программам человека, чего последний часто не понимает, или понимает очень поверхностно.
* * *
Канал Овна можно уподобить обычному каналу, соединяющему верхнее озеро (атманическое тело) с нижним (буддхиальное тело). Тогда он как аналитический канал имеет вид широкой реки, вытекающей из верхнего озера одним потоком, но ближе к устью разветвляющейся на множество рукавов, обеспечивающих информационно-энергетическую поддержку различных буддхиальных программ. Таким образом, основная функция Овна — перевести тончайший и всегда достаточно абстрактный атманический энтузиазм на более конкретный язык жизненных ценностей, убеждений и длительных программ развития: самого человека и тех, кого он ведет во внешнем мире.
Канал Овна, как и все в организме, представляет собой нечто живое и постоянно меняющееся: колеблются уровни верхнего и нижнего озер, изменяется характер воды (информационно-энергетического потока), движется русло, пересыхают одни рукава, возникают другие, в течении появляются и пропадают мели и острова и т. д.
Может изменить свое положение даже исток: при сильных духовных кризисах он пересыхает и какое-то время весь овновский канал бездействует и при этом быстро разрушается, что иногда может привести человека к самоубийству: полная потеря идеала начисто лишает жизнь смысла и даже инстинкт самосохранения резко ослабляется. Чаще, однако, где-то рядом с пересохшим истоком открывается другой (смена идеалов), и вода частично использует бывший канал, а частично пробивает себе дорогу по новым рукавам — образуются качественно иные ценности, линии саморазвития и программы внешней деятельности.
* * *
Чем выше самосознание и эволюционный уровень человека, тем лучше он ощущает в себе свои зодиакальные каналы и тем большее внимание уделяет работе над ними, постепенно осознавая их принципиальную роль и значение в жизни и равновесии организма. Если бы зодиакальных каналов не было и тонкие тела оказались совершенно независимыми друг от друга, то организм бы попросту распался… хотя на первый взгляд это может показаться не так уж и плохо. Просыпается, скажем, студент утром, а его физическое тело по тем или иным причинам чувствует себя плохо. Он оставляет его спокойно лежать в постели, а эфирное отправляет в буфет завтракать, астральное — выяснять отношения с врагами из соседнего блока; ментальное в это же время прилежно конспектирует лекцию по матанализу, каузальное идет прошвырнуться по общежитию, буддхиальное летит на встречу с любимой девушкой, а атманическое спешит на службу в церковь.
Реально так, к счастью или несчастью, не получается, что доказывает исключительную силу и прочность зодиакальных каналов, но вовсе не означает, что человек не должен ими специально заниматься: углублять дно, укреплять берега, строить плотины и шлюзы и учиться правильно ими пользоваться, а также внимательно смотреть за обоими озерами и строить канал в прямой зависимости от их взаимного расположения, ибо усилия по ремонту пересохшего канала бесплодны — он все равно погибнет, — равно как бесполезны и даже разрушительны попытки перегородить плотиной основное русло, доверху заполненное паводком.
Другими словами, автор хочет сказать, что зодиакальные каналы ничуть не менее реальны, чем сами тонкие тела, и требуют к себе нисколько не меньшего внимания. А иначе все дела человека обречены на провал, поскольку любое действие требует согласованных усилий нескольких тел, а при неотработанных связях между ними такое согласование невозможно.
Зодиакальные каналы выполняют функции не только связи, но также и защиты тел и их компенсации. Довольно часто соседние тела существенно различаются по размерам и энергетике, и тогда зодиакальные каналы, их связывающие, приспосабливают их друг к другу, нужным образом трансформируя энергетические потоки.
Например, при сильном атманическом теле и слабом, обладающим малой пропускной способностью, канале Овна буддхиальное тело не может соответствовать атманическому, что даст судьбу очень несчастного человека: пассионария, не способного, однако, ни одну свою вдохновенную идею донести до людей или провести в жизнь. Избыток атманической энергии, предназначенной для буддхиального тела, не имея возможности попасть туда, будет время от времени обрушиваться вниз непосредственно в каузальное, давая возможность (фактически, заставляя) человека совершать героические поступки и чудеса мужества и самоотвержения — но по большому счету они ни к чему не приведут и будут скоро забываться в быстротекущей череде жизненных событий, что постепенно приведет его в отчаяние. Как говорил еще апостол Павел, вера без дел мертва; применительно к нашей модели человека эту мысль можно сформулировать так: вера мертва без соответствующих ей экзистенциальных ценностей и программ их достижения.
Бывают, однако, люди с врожденно слабым буддхиальным телом, при сильном атманическом — как жить им? Искусственно ослаблять атманическую энергетику? Это не так просто и чревато крупными осложнениями и неприятностями. Более конструктивный выход заключается в особом переустройстве канала Овна, который естественную сильную атманическую энергию переведет на более высокие буддхиальные вибрации, отчего она существенно ослабеет по амплитуде и станет переносимой для слабого буддхиального тела — которому, правда, придется сделаться значительно более чистым и утонченным для того, чтобы адекватно воспринимать получаемые через такого Овна трансляции. В переводе на обычный язык это означает, что человек возьмется за тонкие, сложные и ответственные программы, соответствующие высоким ценностям — их не провозгласишь с общенародной трибуны, и жить ими нелегко, но в данном случае иного выхода может и не быть. Это, например тип духовного учителя, живущего, в основном, в мире горнем.
Наоборот, человек со слабым атманическим телом и сильным буддхиальным нуждается в канале Овна усиливающего типа, иногда даже ценой перевода высоких атманических энергий в более грубые, но зато и в более интенсивно буддхиальные. Это тип ближайшего последователя духовного учителя, верного ученика, проводящего в жизнь его идеи.
Поток Овна постоянно корректирует основные жизненные сюжеты человека, побуждая его к соответствующим изменениям в характере, психологии, взглядах на мир и системе ценностей. Если человек внимательно реагирует на овновские трансляции, то никакие крутые перемены не застанут его неподготовленными, и его экзистенциальная картина мира никогда не разрушится катастрофически, даже если Овен в натальной карте поражен. Наоборот, человек, не внимательный к овновским включениям, не умеющий или не склонный воспринять их по достоинству и адекватно отреагировать, даже при гармоничном Овне будет время от времени испытывать сокрушительные удары судьбы, которые заставят его в одночасье пересмотреть самые, казалось, незыблемые его ценности и установки, и внезапно проявят у него такие склонности, способности и черты характера, о которых он и не подозревал. Однако восприятие овновских трансляций и реакция на них в большой мере — больше, чем от аспектов Овна — зависит от уровня проработки человеком этого канала.
На первом уровне проработки Овна человек совершенно не в состоянии управлять его потоками, они имеют над ним абсолютную власть, а те акценты системы ценностей, которые устанавливает очередная овновская трансляция, утверждаются в подсознании (и в какой-то мере в сознании) без каких-либо поправок. Иногда это выглядит довольно странно: человек как будто временно сходит с ума и начинает упорно уничтожать свои основные жизненные программы и достижения, действуя, очевидно, во вред и другим, и, в первую очередь, самому себе.
Понять, что это значит, не всегда удается, если стоять на чисто психологических (то есть, буддхиальных) или, тем более, рационально-ментальных позициях. В данном случае идет катастрофическая перестройка буддхиального тела вследствие его рассогласования с атманическим, и сильная овновская трансляция буквально перечеркивает старые ценности и создает новые на пустом месте, так что человеку нужно строить свою жизнь заново.
Для первого уровня проработки Овна характерны очень грубые и интенсивные включения канала — на слабые и средние человек, как правило, не реагирует, попросту не обращая на них внимания. Если сравнить действие атманического тела через Овна на буддхиальное с корабельным рулем, то в данном случае предусмотрены только три его положения: прямо, круто вправо и круто влево, а все промежуточные отсутствуют — понятно, что этот корабль будет двигаться резкими зигзагами, но тем не менее в принципе способен дойти, пусть с перегрузками и приключениями, до места своего назначения.
Для этого человека характерно крайне пренебрежительное отношение к неоглушительным обстоятельствам внутренней жизни. Слабые укоры совести, тихий внутренний голос, спокойные диалоги с самим собой — все это для него понятия несуществующие. Вот когда он кого-нибудь прибьет или навсегда расстанется с любимой женщиной, или неожиданно сорвется с крутой карьерной лестницы — тогда его внутренняя жизнь на время включается с большой силой, и возможны кратковременное, но интенсивное и искреннее раскаяние, сожаление о своих действиях и, главное, полное непонимание того, как он мог их совершать и о чем он тогда думал. Все это производит некоторое воздействие на буддхиальное тело, чаще всего незначительное, человек отчасти очищается, чувствует облегчение и, забыв обо всем, продолжает вести себя в прежнем роде.
Другими словами, типичный для первого уровня проработки канал Овна имеет следующий вид. Это несколько (обычно немного — два-три) очень устойчивых рукавов, инвольтирующих совершенно определенные и социально одобряемые ценности, и еще один, тонкий и извилистый, напоминающий ложе ручейка, рукавчик, обычно пересохший — по нему идет атманическая инвольтация в тех редких случаях, когда основные каналы перекрываются и к человеку приходит ощущение его неповторимой индивидуальности и уникальности жизненного пути и своей миссии. Обычно такие ситуации переживаются как катастрофические: социально адаптированная жизнь полностью теряет смысл и ценность, но зато у человека возникает острое экзистенциальное ощущение: он чувствует, что он в самом деле живет и делает что-то нужное по большому счету, а не просто топчет землю под ногами.
Другая характерная особенность этого уровня проработки Овна — совершенная зависимость человека от его душевных состояний. Овновский поток может сделать жизнь невыразимо прекрасной или невыносимо скучной, дать душевные силы для выполнения одновременно пяти трудных программ или снизить их качество настолько, что захочется только одного: медленно ползти к кладбищу, накрывшись белой простыней, — но в любом случае человек будет бессилен что-либо в себе изменить, и ему даже не придет в голову, что это возможно. Вероятно, почти у каждого человека в жизни бывают светлые моменты, когда он чувствует избыток сил, появившихся неизвестно откуда, хочется жить, любить, работать, сами собой строятся планы и самые заманчивые надежды кажутся вполне реальными и достижимыми. Однако на первом уровне проработки такого рода состояния воспринимаются как дар судьбы, совершенно не зависящей от сознания и воли человека, и точно так же тяжелые депрессивные или резко негативные душевные состояния кажутся непреодолимым роком, спастись от которого путем внутренних усилий невозможно.
Итак, Овен первого уровня проработки — раб своего энтузиазма и в равной мере его отсутствия, и воспринять чужую систему ценностей он может только условно и чисто ментально. Если в данный момент самым интересным на свете предметом он находит НЛО или чудесно умных дельфинов, то представить себе человека, действительно равнодушного к ним, он просто не в состоянии. Можно считать это цельностью и искренностью, но правильнее — нетерпимостью и узостью сознания.
На втором уровне проработки Овна человек учится отчасти регулировать энергетику потока, хотя его информационное содержание пока не поддается управлению и контролю. Другими словами, человек чувствует, что быть рабом своего энтузиазма — это не так уж и хорошо, и старается, с одной стороны, не расходовать его, когда он появляется, весь сразу, а как-то сохранять, то есть строит на канале плотины с регулируемым сбросом и создает над ними водохранилище, а с другой — старается как в периоды душевной эйфории, так и в депрессивные сохранять относительную устойчивость своих ценностей и как-то поддерживать основные жизненные программы — это уровень страны, сохраняющей главные организационные структуры и экономику даже в периоды парламентских кризисов.
На этом уровне, однако, еще не происходит попытки осмысления источников овновских инвольтаций, то есть человек совершенно не связывает перемены в акцентуации своих внутренних ценностей, усиление, или, наоборот, ослабление общего вдохновения с влиянием своих идеалов и миссии в целом.
Человек, воспитанный в волюнтаристски-атеистической парадигме мышления и считающий себя полновластным хозяином своей судьбы, не допускает существования атманического тела как такового и потому воспринимает овновские трансляции как случайности — благоприятные или нет, и на этом уровне относится к ним механистически, то есть старается благоприятные (по его мнению) овновские энергии использовать в своих целях, а неблагоприятные по возможности сглаживать и регулировать, но никакого высшего смысла в них не видит. Здесь, таким образом, атманическое тело как бы отрезается от буддхиального, а на его место помещается ментальное. Овновский канал от этого, конечно, не перестает функционировать, но его исток для человека делается принципиально недостижимым.
Наоборот, человек верующий на этом уровне склонен отождествлять буддхиальное и атманическое тела, и тогда овновское включение переживается им как религиозное состояние, хотя чаще всего и не слишком выразительное: под «чудесами» люди обыкновенно понимают прямые трансляции из атманического тела в каузальное или еще более плотные — это, так сказать, религиозные чудеса. Кроме них, бывают и другие, вызванные прямыми трансляциями из определенного тела через одно и более тел вниз, например, из ментального в физическое: мастер каратэ мысленно представляет себе, как под ударом его руки раскалывается каменная глыба, после чего это происходит в реальности. Можно, таким образом, определить ранг чуда как количество промежуточных тел, минуя которые происходит трансляция. Например, когда человек в молитве просит, чтобы Бог помог ему в том или ином мероприятии, то он заказывает прямую трансляцию из атманического плана в каузальный, то есть чудо первого (низшего) ранга; если же кто-то просит Бога вразумить его, то это требует уже прямой трансляции из атманического тела в ментальное, то есть чудо второго ранга, что гораздо труднее, и потому Бог часто идет по промежуточному пути: творит чудо первого ранга, посылая человеку в каузальном потоке событие или встречу, которая ответит человеку на его вопрос.
Описанная классификация «чудес» по рангам понадобилась автору для того, чтобы подчеркнуть следующее важнейшее обстоятельство: зодиакальная трансляция (чудо, так сказать, нулевого ранга) всегда воспринимается как нечто совершенно естественное и вызывает в крайнем случае небольшое удивление, хотя по существу, как момент прямой связи между различными телами (планами), является в жизни каждого из них именно чудом, например, спонтанным изменением как форм, так и энергетики. Однако на втором уровне проработки Овна (и других зодиакальных каналов) человек этого еще не понимает, то есть он не осознает всей важности происходящего, но уже начинает о ней догадываться. На этом уровне человек уже обращает внимание на те малые овновские трансляции, выражающиеся в тихих и спокойных интуитивных ощущениях, которым человек старается следовать, если их не забывает и если они не входят в резкое противоречие с его планами и социально наведенными ценностями.
Итак, для второго уровня проработки характерно эпизодическое внимание человека к слабым овновским трансляциям, но даже это в большой мере готовит его к сильным овновским включениям и следующим за ними кризисам. «А ведь я чувствовал, к чему дело идет, — говорит он себе впоследствии, — но, видно, недооценил серьезности знаков судьбы и собственных предчувствий.» Понятно, что кризис сильного поворота жизни на этом уровне переживается уже легче.
Овен связан, однако, не со знаками конкретных событий или их предчувствиями. Тихий внутренний голос или просто смутное ощущение, соответствующее слабым овновским потокам, относится в первую очередь не к каузальному, а к буддхиальному телу, то есть не к поступкам и событиям, а к ценностям и жизненным программам, еще не воплощенным в конкретные обстоятельства и последовательности событий, но этого человек пока не понимает и все время стремится довести свои вспышки овновской интуиции до конца, то есть до каузального уровня конкретных рекомендаций, но, регулярно терпя при этом неудачу, доверяет себе не слишком твердо, и соответственно ценит более энергетическую, нежели информационную составляющую своих овновских трансляций.
На третьем уровне проработки Овна происходят качественные изменения в самосознании: человек начинает ощущать источник овновских потоков, то есть атманическое тело. Другими словами, овновские трансляции связываются в его сознании с требованиями идеала, его поддержкой или неодобрением. Надо сказать, что осознание потоков Овна идет с гораздо большим трудом, нежели тельцовских: первые значительно тоньше. Если поддержку Тельца человек чувствует каждый раз, когда поступает в соответствии со своими убеждениями или реализуя свои экзистенциальные ценности, и это ощущение знакомо каждому, то овновская поддержка возникает тогда, когда человек приводит свою систему ценностей в соответствие с идеалом, от чего ощущает сильный душевный подъем, логически и «материально»,(то есть каузально), совершенно необъяснимый.
Дело в том, что в современной сплошь волюнтаристической культуре, как атеистической, так и религиозной, все буддхиальные структуры: экзистенциальные ценности, черты характера, вообще душевный строй, считаются неотъемлемым, как бы Богом данным, элементом устройства человека, в котором он по большей части жестко детерменирован, а в остальном свободен, то есть может регулировать их — в той мере, в которой ему это удается — по своему сознательному выбору. Атеист скажет: характер и экзистенциальные ценности определяются наследственностью и средой, ну и кое-какие мелочи можно слегка подкорректировать работой над собой. Верующие странным образом вообще мало озабочены овновскими потоками, их больше волнует прямой канал, связывающий атманическое тело с каузальным (он тоже имеется в организме, но, как правило, гораздо слабее как овновского, так и тельцовского), а что касается религиозного «воспитания», то оно традиционно заключается в старательном пестовании единственной буддхиальной ценности — исполнения «Божьей воли» или «служения», под чем понимается точное следование указаниям той или иной церкви, касающихся довольно узкой области жизни человека в ущерб всем остальным.
Однако в отличие от религиозного идеала, религиозная ценность не может быть единственной, и потому буддхиальные проблемы верующих, точно так же, как и атеистов, решаются на материале всей их жизни целиком, и это понимание приходит на третьем уровне проработки Овна. Другими словами, человек видит, что иметь идеал, пусть даже необыкновенно вдохновляющий, мало — нужно еще трансформировать его в систему ценностей и жизненных программ, охватывающих всю жизнь без исключения, и создать мировоззрение не только не противоречащее идеалу, но и непосредственно из него вытекающее.
Таким образом, на третьем уровне проработки канала Овна человек правильно интерпретирует его проявления: как источник (идеал, миссия), так и адресат (экзистенциальная картина мира и система ценностей), хотя это понимание еще во многом неполно и чересчур прямолинейно. Слишком большая часть системы ценностей еще скрыта в подсознании; сразу не удается изжить привычку соскальзывания на каузальный уровень конкретных выводов и поступков; слишком догматично и жестко воспринимается текущий идеал, а его исчезновение и смена по-прежнему кажутся тяжелым испытанием — но все же овновский канал уже видится как таковой, он вычленен в организме, и человек в состоянии сознательно им заниматься: углублять или расширять русло, пытаться строить новые рукава, перегораживать старые, рыть обходные протоки и т. д.
Конечно, выход на третий уровень проработки Овна возможен лишь при определенной культуре атманического и буддхиального тел. Прежде всего, человек должен их раздифференцировать (то есть осознать, что у него есть, с одной стороны, определенная жизненная миссия и идеал, к ней ведущий, а с другой — система жизненных ценностей и программ их достижения), вывести все это хотя бы наполовину в сознание и понять, что идеал и ценности должны быть согласованы. Основная внутренняя работа на этом уровне заключается в осознании по тем или иным причинам вытесненных ценностей и сопоставлении их с идеалом — тогда атманическое тело само отрегулирует необходимый уровень инвольтации каждой ценности, то есть уровень и содержание информационно-
энергетического потока, ее питающего, а соответствующий рукав овновского канала постепенно сам подстроится под этот поток.
На этом уровне человек уже отчасти владеет овновским каналом, и в случае ослабления потока в целом или некоторой его части может пытаться искусственно форсировать течение энергии и информации. Это допустимо как исключительная мера, но при регулярном ее использовании канал или его часть выходят из строя, а кроме того, нарушается баланс организма в целом.
Это связано с тем, что ни одно из тел и ни один из зодиакальных каналов организма не рассчитаны на постоянный уровень нагрузки; напротив, типичными являются именно ее колебания, иногда довольно резкие, но совершенно естественные для организма. В частности, буддхиальное тело в нормальном (здоровом) состоянии имеет постоянно меняющийся уровень энергетики как в целом, так и во всех своих частях, которые чаще всего получают овновскую инвольтацию в разные моменты времени, так что человек сосредоточивает свои основные душевные силы то на одной, то на другой ценности, и так оно и должно быть: например, придя на работу, естественно заниматься профессиональными делами, а возвращаясь домой, интересоваться преимущественно детьми, хотя умение регулировать овновские потоки в какой-то мере и позволяет вести себя противоположным образом, то есть на работе обсуждать исключительно семейные проблемы, а в доме решать служебные.
Особенно велик соблазн форсирования не своей, а чужой овновской энергетики — ему порой поддаются даже очень мудрые и осторожные люди. Им следует помнить, что баланс любого организма очень тонок, и лучше долгий унылый поиск своих ценностей, чем быстрое радостное и поверхностное подхватывание чужих.
На четвертом уровне проработки Овна человек учится более тонкому, чем на третьем, вниманию к его трансляциям, особенно информационным, но идущим на слабой энергетике — это почти незаметное интуитивное чувство, имеющее, однако, оттенок особой важности: голос внутреннего духовного учителя, которому человек учится доверять и следовать, формируя по его указаниям буддхиальное тело: выращивая те или иные новые ценности, пропалывая и частично сокращая площади старых.
На этом уровне человек должен явственно осознать единство внешних и внутренних проявлений буддхиального тела, то есть с одной стороны, своего характера и основных психологических и душевных склонностей и особенностей, а с другой — системы жизненных ценностей и программ их достижения. Проще говоря, характер и душевные склонности человека точно соответствуют той системе жизненных ценностей, к которым он бессознательно (и частично сознательно) стремится и поэтому всякая перестройка экзистенциальной картины мира сопровождается соответствующей перестройкой характера человека. Таким образом, любая овновская трансляция имеет двоякую природу: с одной стороны, она несколько меняет систему ценностей, с другой — влияет на характер человека, выделяя в нем те или иные черты, таланты и склонности, и на четвертом уровне проработки человек это замечает и, формируя новые ценности, параллельно на той же овновской энергии вырабатывает в себе характер, подходящий для того, чтобы их достигать. Овновские импульсы дают для этого как информационные намеки, так и энергию, то есть энтузиазм, необходимый для точной и трудной работы над собой.
Особенностью этого уровня проработки является очень большое число мелких рукавов у впадения овновского канала в буддхиальное дело — так сказать, широкая дельта, снабженная отлаженной системой регулирования потоков. Другими словами, у этого человека есть много самых разнообразных ценностей (характерная черта широкого сознания) и программ их достижения, о которых он думает и заботится постоянно, но в центре его душевного внимания оказывается небольшое число тех, что в данную минуту подсвечены овновским потоком, который человек стремится не столько регулировать, сколько тщательно отслеживать, давая ему возможность самому акцентировать как ценности, так и характерологические особенности. Здесь регуляция потока настолько сложна, что конструктивное ментальное вмешательство возможно лишь в самых редких случаях (читатель, конечно, понимает, насколько ментальное тело и энергии грубее буддхиальных, а тем более атманических).
Для самосознания этого уровня характерно ощущение временности, но одновременно большой важности актуальных В данный момент ценностей и стремление полностью приспособить к их достижению всю свою психику, даже если при этом приходится на время (а может быть, и навсегда) расстаться с добродетелями и хорошими привычками, заработанными в прошлом тяжелым трудом. Так иногда глубокому и трезвому человеку приходится побыть поверхностным и впечатлительным, добросовестному — халтурить, честному — интриговать, лгать или ставить других в ложное положение, и здесь приходится, конечно, сильно перестраивать свой характер, приспосабливаясь, казалось бы, к немыслимым условиям. Например, начиная с этого уровня, человек будет часто сталкиваться со следующим поначалу сильно смущающим обстоятельством: различные положительные черты характера, таланты и умения будут проявляться у него лишь в течение определенных промежутков времени и по отношению к не менее определенным областям. Например, могут внезапно возникнуть удивительные способности к изучению какого-либо предмета, в том числе и феноменальная профессиональная память, или необычайное трудолюбие в очень узкой области, или способность высокой концентрации на чем-то совершенно определенном, или чрезвычайная тщательность и точность в каких-то отношениях — чем выше эволюционный уровень человека, тем тоньше, хитроумнее и запутаннее оказывается его миссия, а выработка соответствующих ей системы ценностей, этики и характера — одна из самых трудных задач человеческого бытия, которая никогда не бывает решена окончательно.

Многие особенности овновского канала человека (а также пары, семьи, организации, государства, книги) можно понять, изучая его натальную карту, но этот вопрос автор оставляет до следующих частей этого трактата, ограничиваясь здесь самыми общими наблюдениями и характеристиками, относящимися к сильному, слабому, гармоничному и пораженному Овну. При оценке положения Овна в карте не следует забывать о его управителе, то есть Марсе; например, если в натальной карте Овен не содержит планет, но Марс в ней стоит сильно, то канал Овна не должен рассматриваться как слабый; и аналогично, гармоничный Марс даже при сильном поражении планет, стоящих в Овне, существенно гармонизирует овновский канал. Итак, бросим на гороскоп самый первый взгляд.
Сильный Овен дает человека чрезвычайно энергичного в создании собственных программ действий — или тех программ, которые он сочтет своими. Как правило, ему не занимать энтузиазма и душевных сил, и он не склонен задумываться об этичности своих устремлений — они кажутся ему абсолютными (исключение может составить случай, когда в Овне стоит Сатурн) или, во всяком случае, общезначимыми.
Сильный Овен дает человеку хорошую буддхиальную энергетику, массу вдохновенных идей и большие душевные силы, которые он может потратить на достижение своих ценностей или развеять по ветру (вариант «души общества»). В последнем случае человек игнорирует свою миссию, и с годами его овновская энергия слабеет, но редко исчезает совсем. Для сильного Овна характерны разнообразные буддхиальные перекосы: то он бросается заниматься одним (забывая обо всем остальном), то другим, то всем сразу, но, как правило, пребывает в убеждении, что для того, чтобы сварить кашу, достаточно поднести спичку к костру, а дальше все произойдет само собой. Мысль о том, что огонь, вспыхнув, может затем быстро угаснуть (и тогда каша останется сырой), или, наоборот, заняться слишком энергично (и тогда каша сгорит или даже упадет в огонь), ему в голову долго не приходит, а если случайно и заглянет, то не производит сильного впечатления.
Важно, чтобы этот человек научился передавать — но не навязывать! — свой энтузиазм другим, ибо только тогда он почувствует удовлетворение от жизни; в противном же случае он рискует стать «крутым» эгоистом, всегда буквально переполненным самим собой: своими взглядами, делами и проблемами. Ему не очень просто, особенно при слабом Тельце, найти свое место в жизни, так как то, что он может предложить людям — искреннее расположение и энтузиазм, способность вдохновить и увлечь своими идеями и (на высоком уровне) помочь другим переменить свои ценности и картину мира — ценится больше в личном общении, нежели на работе. Тем не менее, напряженная работа над собой, в первую очередь заключающаяся в уточнении своего идеала, окультуривании буддхиального тела и приведении своих (обычно многочисленных) ценностей в согласование с идеалом, дает человеку возможность стать великолепным генералом или всеми любимым начальником средней руки, ярким музыкантом-исполнителем, дирижером или режиссером.
Если, однако, этот человек пойдет по пути безответственного расточения овновской энергии, или сильно отклонится от исполнения своей миссии, его могут ожидать различные неприятности.
Первым и предупреждающим сигналом будет кратковременное прекращение овновского потока и соответственно резкое снижение буддхиальной энергетики, что человеком воспринимается приблизительно как странная и несправедливая душевная болезнь: ничего не хочется, все безразлично, ни на что нет сил и энтузиазма, и окружение моментально теряет к человеку всякий интерес, хотя обычно он находится в центре внимания. Тогда человек очень искренне тоскует и пытается сменить обстановку — и обычно скоро поток восстанавливается, опять возникает избыток душевных сил и способов их растраты, откуда ни возьмись снова появляются друзья-приятели, и можно жить дальше. Правда, через некоторое время овновская блокировка может повториться, причем проявиться не только в сфере психологической, но и во внешних обстоятельствах: внезапно сорвется та или иная важная для человека программа, например, его разлюбит значимое лицо или произойдет срыв на лестнице социального восхождения.
Если человек будет последовательно игнорировать подобные знаки, целиком полагаясь на свою, как ему кажется, неисчерпаемую энергию и способность добиваться своего (а для сильных Овнов это более чем типично), то возможны два варианта коррекции его поведения и экзистенциальной картины мира со стороны атманического тела: либо оно резко сокращает овновский поток в целом, и человек тихо и тоскливо доживает свои дни, утешаясь и развлекая себя воспоминаниями о бурной молодости, либо — и это более распространенный вариант воспитания — направляет человека по заведомо тупиковому пути, отпуская тормоза эгоизма и осторожности, и тогда он, уже не владея собой, со все увеличивающейся скоростью мчится навстречу катастрофе.
На высоком уровне сильный Овен осознает свою власть над человеческими душами и необычайную ценность для мира той энергии, которой он наделен в избытке. Он умеет действовать очень тонко, косвенными усилиями направляя людей к свойственным ИМ ценностям, нисколько не навязывая своих, что требует от него высокого уровня проницательности и жертвенности: очень трудно, обладая ярко подсвеченными своим идеалом ценностями, искренне разрешить ближнему иметь совсем другие, и более того, вдохновить его на их достижение.
Слабый Овен еще не означает слабости буддхиального тела (хотя сильный Овен, как правило, дает хорошую буддхиальную энергетику) — не забудем, что его инвольтирует, хотя и по-другому, еще и канал Водолея.
Слабость Овна означает, что человек редко получает свыше энергичную поддержку, или, наоборот, запреты в отношении своих ценностей и программ их достижения; у него нет лишнего энтузиазма и чрезмерной душевной щедрости, и ему трудно соперничать в яркости с сильными Овнами и Стрельцами. Все это не мешает ему, однако, четко формировать свою картину мира, которая будет гораздо устойчивее, чем при сильном Овне (если только в карте нет серьезного поражения Водолея). Может быть, душевная жизнь этого человека не столь бурная, но тихий голос атманического тела, то есть внутреннего духовного учителя, у него значительно ровнее и в некотором смысле более последователен — по крайней мере, реже меняет свои указания.
У этого человека медленнее меняются жизненные ценности, но это вовсе не значит, что жизнь доставляет ему меньшее удовлетворение или что ему легче удается самоактуализация, то есть поиск своего места в мире. Вообще Овен во многом определяет ландшафт мира поисков самого себя, и если сильный Овен дает очень разнообразный и энергичный пейзаж: здесь и леса, и реки, и горы, и подземелья, — то слабый Овен означает что-то вроде бескрайних, но довольно однообразных степей, или пологих холмов, поросших травой и невысоким кустарником. Но в любом случае все это — родина, и человек любит ее такой, какая она есть, и не хочет для себя ничего другого.
Гармоничный Овен отчасти вводит человека в заблуждение относительно его миссии и идеалов: они кажутся менее трудными и требовательными к нему, чем это есть на самом деле. Особенно это касается ценностей и моральных требований человека к себе и другим: здесь скорее будет преобладать благодушие, чем жестокость. Овновский пафос жизни человека скорее всего будет положительным, и он (с большим основанием) может полагаться на судьбу в различных трудных положениях: пусть не сразу, но она обязательно изменится к лучшему.
На низком уровне этот человек будет склонен к бесконечным компромиссам с самим собой и, всячески избегая внутренних этических конфликтов, может постепенно разменять весь душевный потенциал и практически не осуществить своей миссии, хотя талантов и способностей в нем от природы заложено очень много. Ему обязательно нужно ставить перед собой серьезные задачи и доводить их до конца, хотя бы вначале они казались слишком легкими: то, что легко для него, может оказаться очень важным и в то же время неосуществимым для других. Во внешних проявлениях этот человек, когда захочет, может быть очень привлекателен своей душевной открытостью и гармонией с окружающими, однако ему нельзя этим спекулировать, иначе он постепенно превратится в обаятельного попрошайку, не знающего, чем заняться и к какой компании примкнуть — стареющий хиппи без канала.
На высоком уровне развития этот человек понимает, что Бог, в бесконечной милости своей, даровал ему смягченные пути исполнения своей миссии, но вместе с тем возложил на него обязанность распространения душевной благодати по всему миру, а в особенности в тех местах, где ее сильно не хватает. Научившись отгонять специфических овновских (внутренних и внешних) паразитов, он старается регулировать неустойчивые овновские потоки в окружающем мире — там, куда его посылает судьба. Это может быть крупный государственный деятель-юрист, превращающий конституцию страны в законодательство, или писатель — в тот момент, когда он продумывает главные сюжетные линии нового романа, или мать семейства, ломающая голову над тем, как согласовать противоречивые устремления домочадцев так, чтобы не разрушить ничьих магистральных занятий. Распространенной ошибкой здесь является отождествление Овна с Тельцом, то есть детальная разработка программы до уровня конкретных поступков и событий; вместо этого, наряду с распределением внешних приоритетов, обязательно (собственно говоря, в первую очередь) нужно думать о нравственно-психологической подготовке, формируя буддхиальное тело, способное справиться с теми задачами, которые на него возложены. И здесь человеку придется столкнуться с ситуацией для него неожиданной и поначалу просто непостижимой: людьми и коллективами со слабым или пораженным Овном, чьи идеалы материализуются в ценности совсем не так гладко, как у него самого.
Пораженный Овен дает тяжелый или, во всяком случае, трудный вариант судьбы, поскольку миссия манифестирует себя противоречиво и обманчиво: у человека постоянно рушатся планы и в душе царит если не смута, то по крайней мере никогда не ослабевающее напряжение. Если в случае гармоничного Овна мир поисков себя похож на идиллическую картинку с рощами, лугами, жеманными овечками и пастушками в венках и узорных сарафанах, то у пораженного Овна это голые скалы, ревущие пороги, штормы, смерчи и зачумленные города. Неизвестно, правда, в каком случае самоактуализация идет быстрее и успешнее, но во втором случае для нее гораздо больше стимулов.
Основная проблема пораженного Овна заключается в том, что его ценности, склонности и таланты плохо согласованы с его идеалом; или, другими словами, миссия требует от человека гораздо большей работы над собой и буддхиальной трансформации, чем он первоначально предполагает.
Чаще всего никто не занимается ни выработкой идеала, ни созданием системы ценностей специально — они появляются в результате жизненных испытаний, коих в судьбе человека с пораженным Овном будет множество, хотя бы его внешняя жизнь и казалась окружающим вполне благополучной (это, впрочем, бывает редко). Понятие рока будет для него более чем реальным, и ему никогда не следует говорить что-нибудь вроде: «Я в такой ситуации никогда бы не оказался», поскольку вполне вероятно, что после этого он окажется в ней завтра.
Проработка дает человека, психологически полностью сделавшего себя своими собственными силами из довольно неприятной и неуклюжей, хотя и очень энергичной, заготовки — нечто вроде зубастого полена, из которого постепенно появляется Буратино. В принципе пораженный Овен дает то, что в обиходе называется плохим или тяжелым характером — но только этот человек в состоянии сначала переделать себя, а затем совершить то, что поручено ему кармой.
Типичный душевный конфликт пораженного Овна заключается в том, что атманическое вдохновение императивно зовет его на такую вершину, куда он влезть совершенно не в состоянии: не готов ни психологически, ни ситуационно (например, нет денег для того, чтобы пойти учиться на дневное отделение или не берут туда по конкурсу), и приходится искать очень болезненный во всех отношениях компромисс или бунтовать и решительно рвать цепи и неотжившие кармические связи, принимая вскорости все полагающиеся в таких случаях возвратные удары и тяготы судьбы. Распространенная ошибка (здесь она видна по своим последствиям очень отчетливо) заключается в том, что человек пытается выполнять программы, к которым недостаточно подготовлен внутренне, в частности, психологически. Здесь нужно долго учиться терпению, скромности и вниманию к тихому голосу внутреннего учителя — одна лишь ориентация на внешние обстоятельства ведет к фрустрации и разочарованию в себе и мире, а в выраженных случаях — нигилизму и служению жестким эгрегорам, хотя природа человека сама по себе творческая и потенциально очень жизнерадостная.

Комментарии закрыты.