Воздух

.

Человек воздуха может быть назван также стихийным исповедником. Главное содержание его жизни — поиск некоторого скрытого смысла, итогов развития плотного плана (объекта) и трансляция этих итогов в тонкий план.
Вообще тема «воздушных» трансляций, то есть восходящих от плотного плана к тонкому информационно-энергетических потоков, представляется современному взгляду, особенно религиозно-философскому, разработанной слабо. Понятен смысл огненных трансляций: это прямые Божественные указания человеку, что и как ему следует делать, и особые силы (харизмы, благодать), помогающие в осуществлении этих проектов.

vozduh

Зачем, однако, всемогущему и всевидящему Богу ответ человека о его делах — тем более ответ, по слабости человеческой, явно необъективный, приукрашенный и неполный? Нужно ли Богу, чтобы человек Его славил и всячески превозносил, и если да, то зачем? Неужто Всевышний страдает самым обыкновенным человеческим комплексом неполноценности и нуждается в постоянной подкормке своего эго, как какой-нибудь мелкий деспот на золоченом трончике?
Если, однако, опуститься чуть пониже уровня Чистой Духовности, или Бога как такового, то ситуация существенно прояснится. Тонкий план создает плотный в целом для решения определенных своих проблем (с которыми, вероятно, не способен справиться менее обременительным способом), и приходящие от плотного плана информация и энергия жизненно необходимы тонкому: именно ради них он творит плотный и инициирует все его программы.
Таким образом, само по себе существование тонкого плана и его зависимость от плотного проливают качественно новый свет на процессы последнего: они обретают некоторый дополнительный, так сказать, тонкий смысл, который, с точки зрения человека воздуха, и является основным. Однако человек земли смотрит на процессы плотного плана совсем по-другому: для него плотная жизнь имеет самодовлеющую ценность, а взгляды и позиции человека воздуха могут вызывать недоумение и раздражение. Возможно, с точки зрения генерального директора международного концерна «Сыр», цель и смысл жизни коровы — повышение надоев и жирности молока, но пастух, изо дня в день пасущий стадо, видит говяжью жизнь значительно шире и полнее, и молоко для него может быть важным, но побочным моментом священного состояния материнства.
Типичное занятие человека воздуха: подытоживание, обобщение, сбор статистики, обработка и передача информации в вышестоящие инстанции (отдел писем в редакции газеты или журнала, аналитический отдел в коммерческих и властных структурах). Его волнует результат, «сухой остаток» процесса, шедшего на плотном плане, причем итоги, подводимые человеком воздуха, как правило, качественно и количественно расходятся с итогами, подводимыми человеком земли.
С точки зрения плотного плана, смысл жизни человека — в нем самом, в развитии его реальности в рамках плотной кармы: «Так деды наши жили, так и мы живем, и внуки наши так жить будут». Поэтому итог жизни объекта подводится, когда он перестает существовать (умирает, разрушается), и основной критерий оценки — реализация его плотнокармической программы. «Для чего родится человек? Он должен прожить жизнь с пользой для других, вырастить детей, посадить дерево и умереть в старости».
Однако реальная жизнь переполнена нарушениями этой схемы: люди умирают в детстве, в юности, и в тридцать лет, и в сорок, семьи распадаются, не вырастив детей, заводы выпускают промышленные отходы в окружающую среду и биологически вредные изделия с конвейера. Жизнь плотного мира, взятого отдельно от тонкого, — ад, и об этом нас информируют компетентные источники как в индуизме и буддизме, так и христианские. Но, даже если жизненные обстоятельства складываются относительно благополучно, все равно беспокойная человеческая натура не удовлетворяется бытийным потоком — ей нужно что-то еще, внутренний, глубинный смысл существования, служение чему-то трансцендентному, неземному. И человек воздуха имеет талант такого рода: он умеет вычленить из жизни и перевести на особый язык высший, тонкий ее смысл и передать его по назначению, то есть тонкому плану.
Речевые особенности человека воздуха вытекают из того обстоятельства, что язык как таковой в большой мере существует для обслуживания именно восходящего (воздушного) информационно-энергетического потока. Что такое слова? Это в первую очередь особые символы, абстрагирующие плотный мир, выделяя в его объектах определенные качества и отвлекаясь от всех остальных подробностей. Фраза «На поляне горел костер» исключительно абстрактна: по ней нельзя сказать, каково время суток, какой лес стоит вокруг, какие поленья (сучья?) горят, кто сидит вокруг огня, и т. д. Тем не менее она может быть исключительно важна в определенной ситуации, например, как описание итога долгих поисков заблудившегося и замерзающего от холода путника: суть дела, то есть возможность отогреться, она передает точно и ясно.
Обладая даром разбираться в сути дела и выражать ее в адекватных словах, человек воздуха склонен злоупотреблять речью как таковой; попросту говоря, он может быть слишком болтлив. Речь вообще тяготеет к концентрации, выделению существа, но человек воздуха не торопится ее окончить, быстро найдя точные выражения: возможно, ему понадобится преамбула, он не чужд лирических отступлений и т. п. Тем не менее его речи свойственна определенная динамика, то есть в ней есть некоторая скрытая до поры до времени мысль, к которой он стремится подвести слушателя (не исключено, что последний окажется разочарован, но это уже другой вопрос). На низком уровне человек воздуха весьма склонен к дешевым обобщениям, а его рассудительность раздражает; проработка дает способность уловить суть довольно сложных ситуаций и процессов и сформулировать ее в адекватных терминах.
В эмоциональном отношении человек воздуха может показаться несколько странным, если не холодным. С одной стороны, он способен к эмоциональному участию, а с другой — его сопереживание не особенно заметно. О своих несчастьях он расскажет так, как будто они бутафорские, и может показаться, что основные человеческие эмоции — радость и горе — затрагивают его лишь условно. Однако внутри себя он ведет точный счет положительным и отрицательным переживаниям или классифицирует их как-то по-другому, постоянно подводит итог эмоционально пережитому. На низком уровне он имеет склонность заранее «знать», какого рода эмоции у него будут, и тем самым программировать их появление независимо от реально возникающей ситуации. Например, если он видит все в «черном» свете, то не испытает положительных чувств ни при каких обстоятельствах, а если на нем «розовые» очки, то никто не испортит его настроения — даже если бы оно того стоило.
На высоком уровне человек воздуха владеет искусством трансформации потока разнообразных своих (и чужих) эмоций в положительный высший эмоциональный настрой, то есть имеет в целом жизнерадостное мироощущение и в какой-то степени может помочь в его обретении окружающим. К сожалению, адекватный язык для описания эмоций, и особенно высших эмоциональных состояний, сопутствующих служению высшим идеалам и эгрегорам, в нашей культуре не разработан; эстетические, этические, религиозные эмоции считаются чем-то абсолютно иррациональным и никак не обсуждаются, хотя именно к ним должны в конечном счете восходить энергии низших, или, лучше сказать, плотных эмоций, как положительных (радость, счастье), так и отрицательных (гнев, вина, отчаяние, злость, ревность и т. д.), а также смешанных. Вообще надо сказать, что наиболее типичны для любого человека именно смешанные эмоции (радость + огорчение, счастье + вина и т. п.), и как-то разобраться в сложных чувствах и привести себя в эмоционально уравновешенное состояние, проинтерпретировать взбудораженные чувства (как человеку, так и коллективу) помогает именно поток стихии воздуха.
Если человек огня низкого уровня склонен к эмоциональной агрессии (проще говоря, хамству) и навязыванию окружающим своих настроений, то человек воздуха имеет талант эмоционального вампира, причем порой действует весьма искусно, превращая плотные (неважно какие — положительные, отрицательные, даже, казалось бы, полностью разрушительные) эмоции окружающих в тонкие собственные. Типичный пример — любители острых телевизионных драм и трагедий, духовные наследники римских поклонников гладиаторских боев.

В практической жизни человек воздуха ориентируется, быть может, лучше других. Если человек огня умеет держать нос по ветру, то есть знает, откуда он прилетел, то человек воздуха отлично чувствует, куда ветер дует, то есть к какой развязке идут события. Проработка дает талант к составлению содержательных прогнозов — причем человек знает, какой материал ему необходимо просмотреть и учесть для того, чтобы составить мнение по данному вопросу. Другой вариант его дара — это организаторские способности: он откуда-то знает, как нужно распределить усилия, расставить людей, разделить поручения и согласовать сроки для того, чтобы состоялась конференция, вырос завод, полетела ракета. Настроенность на конкретный результат — и его сила, и слабость, так как он может не замечать ценности жизни вне планов, успехов и провалов.
На высоком уровне человек воздуха может быть для своих учеников практическим духовным учителем, иметь ясное видение того (выражаясь религиозным языком), какие поступки ученика угодны Богу, а какие, наоборот, прямо противоречат Его воле (разумеется, этот дар сопровождается и обычным каузальным ясновидением, свойственным хорошим гадалкам).
Если человек огня «сеет», то человек воздуха «жнет» (а человек земли пашет и боронит), и это накладывает на него особые обязательства. Если он банкир, то ему нужно очень хорошо знать, откуда пришли и как заработаны деньги его вкладчиков; если он издатель, ему не следует думать, что листы публикуемых им рукописей падают на авторов с неба наподобие манны небесной; если он торгует ювелирными изделиями, ему неплохо побывать не только в ювелирных мастерских, но и на рудниках, в шахтах и отвалах, где добывают драгоценные камни… список можно продолжить.
Человек воздуха знает, когда нужно остановиться, ибо ситуация или процесс исчерпали себя и далее ничего хорошего не будет, — даже если с точки зрения человека земли все еще только начинается или находится в самом разгаре. Он вовремя придет к начальнику в кабинет и скажет, что в фирме зреют определенные тенденции (он найдет точные слова, для того чтобы их обозначить), и пришло время обратить на них внимание. Умный начальник последует этому совету и будет впоследствии благодарен человеку воздуха за своевременное предупреждение.
В заключение рассмотрим некоторые особенности отношений воздуха с остальными стихиями.
Трудности взаимопонимания человека воздуха и человека огня обусловлены тем, что они занимаются похожими, но во многом противоположными вещами. Оба связывают тонкий и плотный планы, но на этом сходство кончается. Человек огня черпает энергию на тонком плане и интересуется его проблемами и кризисами, обещая их разрешить; человек воздуха видит тонкий план, наоборот, принимающим его энергию и информацию, и к тому же она не служит прямым источником или стимулом развития этого плана: скорее, он на нее опирается, ее учитывает, с ней считается и т. п. Аналогично в плотном плане человек огня видит адресат, цель своего воздействия, а человек воздуха воспринимает плотный план как исходную точку своей деятельности. Поэтому между ними есть фундаментальные и очень острые взаимонепонимания по поводу того, над чем и как каждый из них работает. На низком уровне человек огня склонен воспринимать действия человека воздуха как халтуру и демагогию, а человек воздуха видит человека огня как энергичного баламута и недотепу. В то же время глубокая работа человека воздуха обязательно приведет его к необходимости отыскивать следы огненных трансляций, проливающие свет на тонкий смысл процессов плотного плана. С другой стороны, человек огня берет энергию тонкого плана как бы в качестве аванса, имея в виду последующий возврат энергии (в иной форме) через поток воздушной стихии, то есть человек воздуха — его основной гарант… но это еще нужно понять и осознать.
Человек земли может смотреть на человека воздуха, как писатель или поэт на литературного критика: я работаю, а он прилетает на готовенькое и пытается снять сливки, к тому же совсем не понимая смысла моей жизни и труда. Распространен, и не без оснований, взгляд человека земли на человека воздуха как на бесталанного в соответствующем деле, но желающего тем не менее при нем состоять (критик — несостоявшийся писатель, искусствовед — бездарный художник, втайне завидующий настоящим, и т. д.). С другой стороны, плотный план стремится поработить человека земли, подчинить его себе и своей карме полностью и раздавить под ее тяжестью, и здесь на помощь приходит именно поток стихии воздуха, дающий деятельности человека земли совсем иное освещение и освобождающий его из цепей плотной кармы. Благословен последний школьный звонок, возвещающий долгожданное освобождение от многолетнего плена самодовольной тупости и тошнотворной скуки усредненного всеобщего образования!
Отношения человека воздуха и человека воды также непросты, хотя они и не такие острые, как между низшими октавами воздуха и земли. Человек воды склонен смотреть на человека воздуха свысока, но в конечном счете, покапризничав, принимает его услуги, считая, что сам этот факт должен быть тому высшей наградой. В принципе это так и есть — но лишь при условии, что информация и энергия, полученные из плотного плана, действительно учитываются человеком воды и он адекватно на них реагирует, соответственно меняя реальность тонкого плана. Однако даже в лучшем случае адекватность этой реакции становится видна человеку воздуха далеко не сразу, и чаще всего ему кажется, что человек воды реагирует на его старания как-то вяло и неблагодарно.

Комментарии закрыты.