Овен

.

Стихия огня, фаза творения
Духовной жаждою томим,
В пустыне мрачной я влачился, —
И шестикрылый серафим
На перепутье мне явился.
А. Пушкин
Тема: творение нисходящего канала.

oven
Мы переходим ко второй половине рассказа о зодиакальном круге, к знакам, связывающим тонкий и плотный планы объекта. Понятно, что эти планы взаимосвязаны, и потому существует нисходящий канал, транслирующий энергоинформационный поток от тонкого плана к плотному, и восходящий канал, транслирующий поток противоположного направления, то есть от плотного плана к тонкому. На фазе творения объект создается целиком: и его тонкий план, и плотный, и оба вертикальных канала, то есть нисходящий и восходящий. Процесс творения нисходящего канала управляется архетипом Овна, восходящего — архетипом Близнецов, и в этой главе мы рассмотрим первый из них.
Надо сказать, что термин «канал», используемый автором и принятый в оккультной традиции, в некоторых отношениях не очень удачен, в частности потому, что это слово вызывает ассоциации с мертвой железной трубой, в то время как все объекты тонкого мира (и вертикальные каналы не исключение) являются живыми и наделенными определенным сознанием и способностью к развитию, и, может быть, в данном случае было бы уместнее говорить об ангелах, переносящих информацию и энергию с плана на план. Однако термин «ангел» в нашу просвещенно-механистическую эпоху вызвал бы еще больше недоразумений, и потому автор остановился на «каналах», надеясь, что читатель после сделанных замечаний поймет его правильно.
Каковы же характерные черты овновской ситуации? Прежде всего, она смотрится не слишком серьезно: как всегда, фаза творения сообщает ситуации элемент игры и, по-видимому, низкой ответственности за происходящее. Строительство нисходящего канала, естественно, сопровождается пробными трансляциями через него, но они не воспринимаются всерьез: тонкий план еще только создается, и это его первые сообщения, которые еще не раз будут дублированы (принцип «рога изобилия» фазы творения) и уточнены. Так мама начинает входить в словесный контакт со своим младенцем: «Открой ротик, лялечка, возьми у мамы сисю». Понятно, что, если младенец сразу не поймет, что от него требуется, ему повторят это несколько раз, а если и это не поможет, то вставят означенный источник питания прямо в рот.
С другой стороны, для Овна характеры весьма энергичные трансляции из тонкого плана в плотный, так что факт установления связи становится кричащим, громогласным: так Бог иногда начинает напрямую говорить с атеистом, и от его неверия не остается и следа. Многие крупные мистики пережили первую встречу с горним миром необыкновенно ярко, гораздо ярче, чем любые события предшествовавшей «земной» жизни. Овен управляет отделом рекламы крупных эгрегоров и делает это хорошо: впечатление сохраняется на всю оставшуюся жизнь, а кое-что даже передается потомкам.
Овен низшей и средней октав неуправляем, непредсказуем, диковат и грубоват, и окультурить, смягчить и приручить его очень трудно — гораздо труднее, чем Льва. Зато он непредсказуем и свеж, и за ним ощущается новая тонкая программа, которая собирается воплотиться и готовит к этому плотный план.
К овновским трансляциям нужно правильно относиться, а это непросто, в первую очередь потому, что Овен низшей и средней октав очень силен и впечатляющ, а высокой, наоборот, еле уловим. Сильные овновские трансляции производят большое впечатление на плотный план: как же, прискакал вестник с трубой от самого царя-батюшки и велит вместо ржи кукурузу сеять: слыханное ли дело, да раз государь велит, надо слушаться! Не менее сильное впечатление производят (на того, кто их услышал) слабые овновские трансляции, которые воспринимаются как сверхсекретные намерения тонкого плана, доступные лишь избранным и тем более достоверные и требующие немедленных действий на плотном плане. Однако и то и другое является ошибкой: информационно-энергетическая значимость овновских сообщений гораздо больше относится к будущему (иногда отдаленному), чем к настоящему, и основное их назначение — косвенное, а именно: проверка строящегося нисходящего канала (через который и проходят трансляции) и постепенная подготовка плотного (и тонкого) планов к обращению с ним. Так после ремонта водопровода включенный кран грозно фыркает и источает грязно-коричневые брызги, — но их следует не пить, а воспринимать как знак окончания профилактических работ на водонапорной станции. Устойчивая работа нисходящего канала, хорошо согласованная с процессами плотного плана, — это реальность Льва, то есть фазы осуществления, до которой в реальности Овна еще очень далеко.
Итак, овновские сообщения и инвольтации (энергетические трансляции) нуждаются в корректировке и правильной интерпретации. За ними действительно стоит некоторая общая идея, которая на разные лады, но всякий раз не вполне адекватно проявляет себя, влияя через Овна на плотный план в несколько неопределенном направлении, которое еще предстоит уточнить. Но, автор повторяет, это не единственная и чаще всего не главная задача, возникающая в связи с включением Овна. А главная задача заключается в строительстве нисходящего канала и приучению тонкого и плотного планов к работе с ним. Пренебрежение к этому приводит к определенной «глухоте» плотного объекта к трансляциям от тонкого ввиду того, что нисходящий канал оказывается дефектным, а исправить его в фазе осуществления, когда работа пойдет уже всерьез, будет очень сложно, если вообще возможно.
Так, характер религиозного чувства у человека существенно меняется в зависимости от возраста. В детстве (и юности) голос Бога в душе звучит очень отчетливо, но редко требует от ребенка серьезной работы над собой — скорее, он ощущается в виде острых кратковременных уколов совести, внезапных импульсов сделать бескорыстно что-то хорошее, но небольшое по времени и душевным затратам. И здесь важны не конкретные правильные и добродетельные поступки ребенка, а сама настройка его на индивидуальный религиозный канал: он, во-первых, учится специфической для себя психологической настройке на восприятие Божественной воли и информации, а во-вторых, интуитивно постигает характерные внешние обстоятельства, при которых Бог ему является. Они могут быть очень разными для разных людей, но именно в детстве и юности проявляются наиболее ярко и откровенно.
Кроме того, если ребенок усваивает и запоминает особые психические, эмоциональные и иногда даже физические признаки, предшествующие религиозному включению, это очень помогает ему во взрослом состоянии, когда разнообразные факторы среды и психики субъективно гораздо сильнее отводят его от Бога, чем это было в детстве и юности. Однако, чувствуя по характерным, знакомым с детства ощущениям близость Божественного откровения, человек сможет на нем сосредоточиться, отложив на время текущие мирские дела и заботы. Конечно, нисходящий религиозный канал у взрослых работает совсем иначе, чем в детстве, но правильные детские навыки, выразившиеся в хорошей проработке Овна и создании устойчивого нисходящего канала, окажутся впоследствии неоценимой поддержкой, настоящим фундаментом зрелого религиозного чувства.
Если же в детстве и юности человек не обращал особого внимания на свои религиозные состояния (не важно, как он их для себя интерпретировал) или понимал их слишком прямолинейно («Любил я один раз в жизни без оглядки — и таки быстро понял, что к добру это не приводит!») и потому разочаровался, то его нисходящий религиозный канал во взрослом возрасте будет работать плохо, то есть религиозное чувство окажется слабым или сильно искаженным, а «богоискательство» станет долгим, мучительным и малоэффективным занятием; зато об этом будет интересно рассказывать, а может быть, и удастся написать целую книгу.
Сильный Овен дает человека, умеющего зажигать своими идеями (и своей личностью) других, — но это не значит, что он любит и умеет работать на плотном плане (с точки зрения Тельца, деятельность Овна — сплошная болтовня и обещания, исполнять которые придется ему, Тельцу). Более того, подмена земных знаков Овном означает чрезвычайную профанацию его энергии, что-то вроде попытки вести автомобиль с отказавшим двигателем на включенном зажигании. Тонкий план посылает в плотный через нисходящий канал особые сигналы, воспринимаемые последним как чрезвычайно тонкие и дорогие энергия и информация, основная функция которых — инициация и тонкое управление процессами плотного плана, а сами эти процессы идут, естественно, на энергиях, свойственных последнему. Однако качественная разница между энергиями Овна и Тельца, очевидная на уровне техники и физиологии (нервные волокна активизируют работу мышечных волокон), размывается при переходе на психологический и даже каузальный уровень, и человек с сильным Овном и слабым Тельцом будет регулярно испытывать искушение подменить первым второго.
Типичный пример — хроническая лень как каузальная болезнь. Страдающий этой болезнью человек может быть органически не в состоянии подмести пол, приготовить себе пищу, вовремя одеться и выйти из дома. Для того чтобы получить соответствующий каузальный энергетический импульс, ему нужна овновская трансляция — необязательно в виде угрозы Божественного наказания, но хотя бы что-нибудь из ряда вон выходящее и имеющее буддхиальное звучание, — например, он способен убрать у себя в квартире и приготовить ужин под прямой угрозой визита потенциальной невесты. Понятно, что такого рода профанация овновской энергии на козерожьи и тельцовские нужды будет чревата полным провалом возможного сватовства, поскольку утомленный Овен на рандеву будет отдыхать, а какая же без него любовь с первого взгляда?
Подмена сильным Овном слабого Льва — это, например, традиционное заблуждение молодости, что любовь в ее первичной фазе (влюбленность) может быть основой супружеской жизни. Как только отношения пары входят в фазу осуществления (например, они женятся и поселяются вместе; иногда этого недостаточно, и фаза осуществления включается после рождения первого ребенка), Овен превращается во Льва, и характер трансляций, а главное — их смысловая (символическая) нагрузка меняется качественно.
Например, Овен, если надо, бывает силен, груб и настойчив, он повторит команду не раз и не два, а при отсутствии послушания нередко становится похожим на древнееврейского Иегову, насылавшего на строптивый избранный народ воинственных амаликитян и прочие стихийные бедствия. Льву это все, так сказать, не по карману, он работает гораздо тоньше, точнее и требует к себе большего внимания. Так супруги с многолетним стажем обмениваются почти незаметными для окружающих, но точно найденными знаками любовного внимания, и им этого совершенно достаточно, а африканские страсти и, при случае, пылкие раскаяния на коленях их уже не интересуют, хотя начало отношений могло быть именно таким.
Глубинная разница заключается в том, что в начале отношений, под Овном, нисходящий канал от парного эгрегора (и сам парный эгрегор) еще лишь строился и шло обучение (пока не особенно ответственное) его трансляциям: пара училась воспринимать друг друга и парный эгрегор без лишних слов. Когда же процесс построения отношений и формирование парного эгрегора в основном заканчивается, нисходящий канал также оформляется, и небрежное (овновское по стилю), в частности, слишком грубое его использование ведет к его разрушению, а ремонт в фазе осуществления обходится очень дорого.
Не менее опасна подмена сильным Овном Стрельца, когда импульсы, инициирующие процесс распада, интерпретируются человеком как созидательные. Кроме того, Овен как знак фазы творения в принципе эгоцентричен, то есть так или иначе находится в сфере действия рога изобилия, а Стрелец, наоборот, рассеивает энергию в пространство, так что подмена его Овном чревата крупными провалами, если смотреть овновскими глазами, и очень грубой работой, если смотреть глазами фазы растворения (стрельцовскими). Типичный пример — энергичные попытки реанимации с помощью сильнодействующих лекарственных стимуляторов относительно спокойно умирающего человека, вместо того чтобы предложить ему необходимую психологическую и духовную помощь.
Человек со слабым Овном будет иметь тенденцию, наоборот, подменять его другими знаками, в первую очередь огненными (Львом или Стрельцом) и Тельцом.
Подмена Овна Львом в парных отношениях выглядит нередко очень трогательно: например, мужчина, едва познакомившись с женщиной, игнорируя период ухаживания, приходит с чемоданчиком к ней домой и селится там навсегда. В тех редких случаях, когда пара действительно имеет опыт близкого взаимодействия в прошлых жизнях, овновская фаза может пролететь за неделю, сменившись затем устойчивой львиной, но это все же исключение, а в описанной ситуации, как правило, будет происходить фактическое строительство нисходящего канала (Овен) под видом того, что он стабильно работает (Лев), а это не облегчит партнерам их задач. Аналогично молодежь не склонна к устойчивым отношениям, слишком замыкающим пары: овновское игровое начало дает эффект регулярных новых влюбленностей, поверхностных и скоротечных, но имеющих большое значение для будущей социальной жизни человека, его способности непосредственно воспринимать и чувствовать других людей.
Подмена Овна Львом в данном случае может порадовать родителей: какой у них хороший вырастает сын, видно, что не бабник, с пятого класса дружит с одной и той же девочкой, одноклассницей, а на других даже и не посмотрит, — но фактически при этом происходит лишение его души очень важного опыта, компенсировать который во взрослом возрасте придется с громадными издержками. Как сказала одна мама Овен, впервые в жизни прочитав популярную астрологическую книжку, по поводу своего сына: «Я-то думала, что он умственно неполноценный, а он, оказывается, Рак!» Если бы в юности среди ее увлечений, хотя бы поверхностных, промелькнул тихий, молчаливый, впечатлительный и эмоционально уязвимый юноша, она впоследствии лучше бы понимала и своего ребенка, и (заметим в скобках) мужа.
Подмена слабого Овна Тельцом проявляется в нетерпеливом стремлении человека начать практическую деятельность, когда он к ней еще не готов. «Ничего, разберусь по дороге», — думает он, а в действительности быстро запутывается, не имея должного направления, а главное — харизмы, то есть высшей энергии, направляемой Овном. Так проваливается изобретательный и умелый исполнитель, пытаясь открыть собственное дело, но не заручившись должной банковской поддержкой.
Овен — глашатай; он доносит до плотного плана имя, которое придумывает Рак. «Буря, скоро грянет буря!» — пророчествовал молодой Максим Горький, не предполагая, насколько она захватит и Россию, и его собственную жизнь. После революции, в Италии, он уже ничего не предвещал, а писал рассказы о нищих киприотах — видимо, громогласный Овен в его творчестве исчерпался, уступив место скромному Козерогу.
Вообще под Овном идут первичные откровения тонкого плана плотному, будь то откровение Господа Моисею на горе Синай, оформившееся в виде скрижалей завета (договора между Богом и избранным Им народом), или более скромное по форме, но субъективно не менее трепетное признание в любви лирического поэта своей возлюбленной.
Характерные признаки, по которым можно определить включение овновского архетипа в литературном произведении, таковы. Прежде всего, это исходная позиция, включающая переполненную энергией тонкую субстанцию, нередко представленную в виде личности или сущности (влюбленный, ангел, Бог), и другую, более плотную субстанцию (это может быть человек, народ, ландшафт, иногда даже целый мир), к которой обращается первая. Для Овна типично начальное обращение, когда контакт еще только начинает устанавливаться, что передается такими литературными приемами, как употребление междометия «О!» и акцентом на имени плотного персонажа. «О Мария! Любовь моя! Радость моя!» — такое обращение, стоящее, например, в самом начале письма, не подразумевает ответа, а точнее, имеет в виду реакцию адресата в форме установления канала восприятия дальнейшего текста письма, идущего уже под другими знаками зодиака. Однако лирическое стихотворение, как и революционный призыв, нередко полностью находится под овновским архетипом.

Узнаю этот ветер, налетающий на траву,
под него ложащуюся, точно под татарву.
Узнаю тот лист, в придорожную грязь
падающий, как обагренный князь.
Растекаясь широкой стрелой по косой скуле
деревянного дома в чужой земле,
что гуся по полету, осень в стекле внизу
узнает по лицу слезу.
И, глаза закатывая к потолку,
я не слово о номер забыл говорю полку,
но кайсацкое имя язык во рту
шевелит в ночи, как ярлык в Орду.
И. Бродский

Ярлык в данном случае означает пропуск, но и обычное значение этого слова (бирка) указывает на овновский архетип, ведающий символическими системами как таковыми. Символ — это объект плотного плана, имеющий, однако, и тонкое значение, то есть открывающий плотный план для восприятия тонкого и дающий возможность тонкому плану транслировать свою энергию плотному, — в сущности, это совпадает с определением нисходящего канала. Поэтому Овен как архетип включается в том месте литературного произведения, где автор вводит тот или иной символ и начинает им пользоваться. Этим символом может быть что угодно: природное явление, животное, персонаж, особое состояние героя — важно лишь, чтобы за плотным, то есть прямым смыслом символа ощущался тонкий, не до конца ясный, но ощутимо влияющий на дальнейшее развитие действия. Такого рода символами переполнены романы Айрис Мердок (например, ежик в «Довольно почетном поражении» или цыган в «Замке на песке»), и писательница вводит их, очевидно, сознательно, но символы спонтанно возникают и в произведениях писателей и поэтов, не склонных к символическому мышлению («Человек в футляре» — натуральный символ всего глубоко атеистического творчества зрелого Чехова, недаром этот его рассказ столь любим литературоведами).
Овен устанавливает одностороннюю связь (сверху вниз) между тонким и плотным телами человека, в частности дает энергию, первичный импульс для претворения его вновь обретенных ценностей и убеждений в действия и поступки. Нужно очень четко понимать, что Овен не дает вдохновения и энтузиазма для того, чтобы начать серьезное дело и довести его до конца: здесь понадобится и львиная, и стрельцовская энергия. Смысл овновских трансляций не нужно путать со львиным — он совсем иной: новая ценность или большая программа обозначает свое появление как серьезный факт биографии человека и привлекает к себе его внимание, предполагая первичные, пробные действия и давая на них определенный энтузиазм, — но это вовсе не значит, что он сохранится далее без изменений, особенно когда наступит фаза осуществления. Люди с сильным Овном очень любят учиться, осваивать новые умения как символические системы, но совсем не факт, что они будут охотно использовать свои обретенные навыки в профессиональном режиме, особенно при слабом Льве.
Овен напоминает плотному плану о существовании тонкого, когда первый об этом совсем забывает или когда нагрузка тонкого плана существенно превосходит его возможности и он пытается избавиться от нерешаемых проблем, перекладывая их на плечи плотного. Так в мир, забывший о Боге, приходит Будда и восстанавливает религиозные каналы, и то же самое временами происходит в жизни каждого человека, может быть, в менее выразительной, но зато в доступной для него форме. Сильное включение Овна дает человеку почти беспричинное ощущение счастья и свободы, новых перспектив (пусть трудных — но тем более интересных) и энтузиазма ими заниматься — некоторое время и не слишком серьезно. Но если он за «овновский» период ничему не научится, не ощутит и не прочувствует особую энергетику грядущей программы и используемый ею символизм, а растратит получаемый аванс на пустые развлечения, то окажется неподготовленным к работе в фазе осуществления; окончательная расплата за проявленное когда-то легкомыслие состоится уже в фазе растворения. Впрочем, уж о ней-то Овен (исключая совсем высокие уровни проработки) думает в последнюю очередь.

Комментарии закрыты.