Дева

.

Стихия земли, фаза осуществления
Человек, занятый своим делом,
подобен быку, вспахивающему поле:
его плуг — это мастерство,
поле — мир, а погонщик — Бог.
Тема: реализация программ плотного плана.
Тяжек труд земного воплощения. Извилисты и запутаны пути кармы, и гораздо чаще они пролегают по дольним, нежели по горним тропам. Не будем, однако, роптать и всмотримся пристальнее в плотный план: так ли уж безотрадно его бытие? Неужто благодать совсем его покинула?

deva
Идеал архетипа Девы представлен в основном принципе карма-йоги: работа без привязанности к ее результатам. Однако это нужно правильно понять: садовник может быть не привязан к плодам, которые приносит его сад, но может ли он так же относиться к деревьям?
Честно говоря (а Дева склонна к честности), непривязанность для Девы тождественна безответственности и воспринимается ею как моральное оправдание откровенной халтуры. Как можно быть не привязанным к серьезному делу, которое полностью зависит от усилий человека и составляет содержание его жизни? Заповедь «Не сотвори себе кумира» — не для Девы: она обязательно делает себе кумира из своей деятельности, привязываясь к ней намертво — в худшем случая паразитируя на энергиях плотного плана, в лучшем — конструктивно участвуя в его программах, то есть реализуя его карму.
С точки зрения прочих зодиакальных архетипов реальность Девы — сумерки богов, то есть богооставленное пространство, где только и остается, что пахать с рассвета до заката и без перерыва на обед. Телец жизнерадостен, он баловень судьбы (и особенно плотного плана), и его деятельность во многом напоминает игру: в сущности, он только заваривает кашу, оставляя ее расхлебывать Деве (а Козерог моет котел, отдирая пригоревшее дно). Скорпион, как и Дева, работает всерьез, но все-таки его работа не так ясна — как для окружающих, так и для него самого — и глубинный ее смысл от него ускользает. Напротив, работа Девы и ее смысл очевидны — может быть, даже слишком, — и потому она скучна и тривиальна, хотя и необходима (последнее особенно касается плодов деятельности Девы). Однако это внешний взгляд; сама Дева смотрит на себя совсем по-другому.
Типичная ситуация Девы — это профессиональная деятельность, квалифицированная работа с плотным планом. Все сотрудники хорошо обучены, знают свое дело, сырье завезено, инструменты наточены, план работ принят к сведению — остается лишь привести его в исполнение. Однако реальность, возникающая во время исполнения плотной программы, таит в себе много неожиданных тонкостей и особенностей, совершенно не видных со стороны.
Главный сюрприз Девы заключается в том, что она оживляет плотный план: он становится (оказывается) наделенным собственными чувствами и волей, которая может помогать человеку в его работе, а может и активно мешать. Другими словами, включение Девы волшебным образом переносит человека (или коллектив) в сказочную реальность, где камни могут разговаривать, ручьи — обижаться, а щенки выбирать себе хозяев. Сопротивление плотного материала велико, и без волшебных помощников преодолеть его невозможно, но они находятся в ведении Девы и послушно являются на ее зов.
Первые впечатления при сильном включении девьего архетипа — тяжесть, уныние, очевидная невозможность осуществить предполагаемый объем работ в срок — и даже без него. Однако девиз Девы — «Дорогу осилит идущий», а также «Первый миллион лет трудно — а потом незаметно привыкаешь». Любой человек, который в своей жизни многое сделал, на вопрос, как ему это удалось, скорее всего скажет: «Я любил свое дело». За этой банальной фразой скрывается очень глубокое содержание, которое человеку с непроработанной Девой совершенно непонятно. А заключается оно (в частности) в том, что плотный материал сам идет навстречу руке мастера, транслируя через себя счастье и блаженство, захлестывающие его с головой и не только заставляющие забыть об усталости, но и в самом деле компенсирующие немалые энергетические затраты.
Но, конечно, высокий уровень работы с любым материалом приходит не скоро и требует исключительной преданности человека своему делу. Дева высокой октавы не терпит случайных людей и подвергает подмастерий суровым испытаниям; ее девиз: тонкость, которая дает власть и свободу. Однако смысл этого девиза становится понятным далеко не сразу, ибо идея власти человека над материалом долгое время кажется ему насмешкой или недостижимым идеалом, так как он, наоборот, ощущает себя полностью им порабощенным, а свобода самовыражения поначалу оборачивается свободой воплощения низшего и жутко неуклюжего начала в человеке. Такие чувства испытывает начинающий художник, пытаясь нарисовать автопортрет, или самодеятельный поэт, пишущий стихи «к случаю» и остро переживающий катастрофическую разницу между собственными неуклюжими строчками и надуманными рифмами и настоящей, большой поэзией, в которой он наслаждается пусть не в первую, но и далеко не в последнюю очередь видимой легкостью владения формой, в которую, как по волшебству, элегантно и непринужденно укладываются мысли поэта:

Ведь рифмы запросто со мной живут:
Две придут сами, третью приведут.
А. Пушкин

Пушкин не раз возвращается к теме своего поэтического мастерства, иногда прямо, как в цитированных строчках «Домика в Коломне», а иногда более косвенно, например:

В последних числах сентября,
Презренной прозой говоря…

Здесь гениальный поэт кокетничает, обращая внимание читателя на свой безошибочный поэтический слух, вычленяющий стихотворный размер и мелодию в стандартном бытовом обороте.
Еще более тонко демонстрирует свое владение поэтическим ремеслом Давид Самойлов, обращая в стихотворную строчку с детства знакомое читателю имя-отчество-фамилию:

…Лев Николаевич Толстой
Весьма им интересовался.
«Струфиан»

По достижении такого уровня проработки Девы уже не мастер подчиняет себя материалу, а, наоборот, материал начинает работать на мастера, обогащая его творения так, как он не мог и вообразить.
Ступени проработки Девы, то есть овладения мастерством профессиональной работы с плотным планом, как правило, таковы.
На первой ступени человек психологически полностью порабощен материалом, но имеет определенный (тонкий) план действий и старается его придерживаться. Не умея обращаться с плотными формами, он их насилует, грубо с ними обходится, а они его не слушаются и порой откровенно мстят за его грубость и непонимание. Так неопытный турист лезет на скальную стенку, то застревая в расщелине, то срываясь и падая.
На второй ступени человек овладевает азами премудрости обращения с материалом и учится соблюдать основные законы плотного плана, так что резкого, лобового сопротивления с его стороны уже не встречает. Чувства острого дискомфорта и постоянного напряжения сменяются менее напряженным вниманием, и человек позволяет себе небольшие отклонения от генерального (тонкого) плана в ситуациях, когда это диктуется плотными обстоятельствами. Но все-таки общий уровень его тревоги достаточно велик: во-первых, сохраняется опасность срыва, а во-вторых, ему не вполне понятно, насколько далеко его могут завести отклонения от главного направления. Так опытный равнинный турист впервые в жизни взбирается на снежную вершину, карабкаясь по моренам и аккуратно обходя трещины на леднике.
На третьей ступени проработки Девы человек перестает ощущать сопротивление плотного материала как негативный психологический фактор — теперь он воспринимается им как индикатор прочности используемых форм: здесь он с ними работает, как строитель выкладывает стенку из кирпичей, не ощущая их тяжести и несовершенства основной (прямоугольной) формы — какой высоты и конфигурации нужно сложить стену, такую он и сложит. Это уровень хорошего ремесленника, способного заранее сказать, может ли он выполнить данный заказ, в какие сроки и с какими издержками. Плотный план ему в общем послушен, но помощи со стороны материала пока нет, и шедевры не получаются.
На четвертой ступени проработки Девы человек внезапно ощущает магию и волю материала и впервые познает чувство восторга при подчинении этой воле. Как правило, это уровень реализованного таланта: все, что выходит из-под рук этого человека, будет отмечено искусным своеобразием. Существенным соблазном этого уровня является отход от общего проекта, который (по идее) должен реализовать человек: увлечение внезапно открывающимися энергиями плотного плана может оказаться столь сильным, что он подчинится им полностью и будет производить внешне интересную, но лишенную внутреннего содержания продукцию; сам для себя он сформулирует отход от следования проекту как, например, торжество свободы творчества, или следствие понимания им души материала, или что-нибудь еще более заковыристое. В действительности человек, конечно, чувствует, что в его работе чего-то не хватает, пропадает ее главный смысл, но он знает, что если он начнет, как раньше, проводить в жизнь определенный проект, то есть попытается навязать материалу свою волю, то материал тут же закроется, омертвеет и перестанет свободно жить и проявляться. Борьба между тонким проектом, который должен быть реализован, и волей живых и активных плотных форм идет в психике человека, и на этом (четвертом) уровне проработки Девы, как правило, кончается победой плотных форм: они порабощают творца, и он впадает в художественный анархизм, в котором может иногда даже сойти с ума, как это случилось с Ван Гогом и многими другими талантливыми, но не занесенными в историю мастерами, — спившимися, попавшими в сумасшедший дом, умершими в нищете.
Ибо лишь на пятой ступени проработки Девы человек учится разносить по уровням свою волю и волю живого плотного материала, делая первую более тонкой и подчиняя ей вторую почти для нее незаметно, так что прямого столкновения никогда не происходит. Так опытные родители воспитывают и направляют своих детей — без грубого нажима (так что те почти не замечают «воспитания»), но в то же время достаточно определенно (и это дети начинают понимать, лишь когда вырастают).
Дева — очень серьезный архетип; в социальной иерархии она может стоять довольно низко (рабочий класс, крестьянство, ремесленники), но сама для себя преисполнена чрезвычайной важности и ответственности своей миссии — и с этим трудно не согласиться. Дева — это фундамент зодиакальной системы, ось колеса сансары, но человеку нужно точно знать границы ее полномочий, а иначе возникают большие проблемы, и трудности, и глухие тупики. Рассмотрим наиболее типичные из них.
Сильная Дева, особенно проработанная, дает человеку огромный соблазн разрешать все трудности путем серьезного, усердного, добросовестного труда на плотном плане. «Что же в этом плохого?» — спросит неискушенный читатель. Ну, прежде всего, жить с таким человеком просто невозможно, потому что он окажется начисто лишенным легкости во взаимодействиях с близкими, и большая часть тонких нюансов будет от него ускользать. Более серьезное возражение заключается в том, что работа на плотном плане в принципе не может заменить работы на тонком, так как это качественно разные процессы. Тем не менее сильная Дева имеет тенденцию подменять собой Скорпиона, и до поры до времени у человека может сохраняться иллюзия, что, как говорится, все необходимые меры принимаются, но в один прекрасный день оказывается, что вся плотная работа почему-то пошла насмарку. А истинная причина неудачи заключалась в том, что для разрешения ситуации была необходима определенная тонкая работа, которая лишь симулировалась плотной. Так добродетельная и лишенная темперамента мать может старательно приучать свою подрастающую дочь к скромным манерам, умеренному использованию косметики, сдержанности с мужским полом и даже априорному недоверию к нему («А если на улице с тобой попытается познакомиться молодой парень, ни в коем случае ему не уступай, особенно если он тебе понравится…»), — но это нисколько не убережет барышню от безумного романа, когда ему придет время.
Особенно тяжело смотрится подмена Девой Рыб, когда тонкий траур воспринимается и осуществляется как рутинное практическое действие, — так нетактичный человек превращает поминки в разновидность вкусной трапезы. С другой стороны, сильной Деве свойственна подмена и остальных земных знаков — Тельца и Козерога, с весьма специфическими эффектами в обоих случаях. Чрезвычайно тягостна для человека фактически козерожья ситуация, на которую он смотрит девьими глазами: и действительно, сколько-нибудь нормально работать, когда вся плотная реальность рассыпается под руками, совершенно невозможно, а Дева неумолимо говорит: «Надо», — и человек, превозмогая себя, делает вид, что все в порядке, что он находится в балансе с плотной средой и успешно поддерживает объект в рабочем состоянии. С другой стороны, взгляд глазами Девы на (фактически) тельцовскую ситуацию заставляет человека начать работу, когда рабочее место еще не готово, а инструменты и сырье не прибыли, как в известном одесском анекдоте:
— Жора, жарь рыбу!
— Так нет ее!
— А ты жарь, жарь! Рыба будет.
Наоборот, слабая Дева создает человеку искушение подменить ее иными архетипами, что чаще всего приносит ему славу бездельника и ненадежного человека. Нередко подмена совершается Весами, когда необходимая работа заменяется пышным отчетом о ней вышестоящим инстанциям. Иногда можно встретить мастеров психологической игры «Сейчас не время», искусно уклоняющихся от любой конкретной деятельности под тем предлогом, что она либо не созрела (подмена Девы Тельцом), либо уже поздно что-либо предпринимать (подмена Девы Козерогом).
Основной литературный жанр, управляемый Девой, — это реалистическая проза. Впрочем, она может быть и сюрреалистической, лишь бы у читателя возникал полноценный плотный образ мира (пусть созданного воображением писателя), в котором имеется своя плотная карма — и намек на тонкие обстоятельства, ею управляющие.
Иногда успех того или другого романа приписывается его реализму: «Там все как в жизни». Это суждение чрезвычайно наивно, поскольку реальность, созданная словами, может лишь указывать человеку на его жизнь (иногда довольно точно), но никак ей не тождественна — точно так же, как несъедобна акварельная курица. Жизнь (в том числе и плотного плана) обладает той особенностью, что повернута к каждому человеку совершенно индивидуальным, присущим только ему образом (это хорошо знают профессиональные астрологи: гороскопы клиентов не повторяются), а роман может лишь в слабой степени подражать этому свойству жизни, прочитываясь отчасти по-своему каждым читателем. Зато роман может сильно сгущать кармические закономерности, превращая их в ощутимые читателем законы; тогда обычные жизненные сюжеты приобретают архетипическое звучание и резонируют с восприятием читателя через соответствующий архетип.
Здесь читатель может спросить: что же, всякий роман ведом Девой? Но ведь бывает же и психологическая проза, где основным объектом внимания является внутренняя, душевная жизнь героя, а не внешние ее обстоятельства (типичный пример — «Преступление и наказание» Ф. Достоевского, да и остальные его большие романы). Однако не следует понимать Деву слишком плоско: в любом, сколь угодно тонком (до просвечивания) мире возможно деление на тонкий и плотный планы, и психология и внутренняя жизнь человека — не исключение.
Не важно, что описывает писатель, важно, как он это делает, и Дева включается каждый раз, когда тот или иной предмет (это могут быть тончайшие движения души или религиозно-мистические переживания) описывается прямыми словами и непосредственно видно его состояние и развитие на протяжении определенного времени. Роман, в том числе и психологический, отличается в первую очередь своей толщиной, то есть числом страниц, а любой предмет, к которому писатель возвращается снова и снова, сколь бы туманным он ни был вначале, на двухсотой, а тем более на четырехсотой странице становится известным и понятным читателю досконально, то есть полностью материализуется и переходит в ведение Девы (под конец — Козерога). Конечно, бывают романы «начала» (тельцовские) и романы «конца» (козерожьи), в соответствии с фазой развития их главной идеи, и в этом смысле «Три мушкетера» А. Дюма — роман тельцовский, а «Возвращение в Брайдсхед» И. Во — козерожий, но все-таки роман как жанр в целом находится под покровительством Девы (а повесть — под Тельцом), и отсюда вытекают многие его особенности, ведомые лишь литературным критикам и составляющие их профессиональную тайну, так что автор на этом месте прерывает дозволенные речи.
Нам остается рассмотреть проявление архетипа Девы в жизни человека. Осуществление плотного плана в данном случае означает проведение жизненных программ на уровне конкретных событий, поступков, выборов и их «плотного» оформления, то есть сопутствующих мыслей, чувств, ощущений и жестов. Все это вместе четко обозначается коротким словом «быт», под которым понимается обычная ежедневная жизнь, не отягощенная ответственными философскими и этическими размышлениями, крупными решениями, сменами ритма жизни и места жительства и т. д.
Человек с непроработанной Девой склонен тяготиться «прозой жизни», тем более что его каузальная и физическая жизнь скорее всего неряшливы: он не выполняет обещаний, срывает свои и чужие планы, опаздывает, лжет по мелочам, хронически в долгах, живет в грязи и беспорядке, неправильно питается и т. п. Чаще всего у такого человека после тридцати — сорока лет появляется целый букет хронических болезней (первые из них манифестируют о себе уже после двадцати), на которые он также не обращает особого внимания, стараясь обходиться таблетками. При этом он может быть склонен оправдывать себя акцентуацией тонкого плана, говоря, что все это неважно, а главное, чтобы человек был хороший, чтобы ценности и идеалы были на высоте, чтобы главные интересы были возвышенными, и там, в горнем мире, он и производит свою главную работу.
Здесь, однако, важно понимать, что архетип Девы в подсознании един, и если человек не способен аккуратно выполнить работу по дому или привести в порядок свое тело, то и на высшие планы он неизбежно принесет ту же грязь и хронические недомогания. Поэтому фанатичное отрицание «плоти», «прозы жизни» чаще всего означает не высокую духовность человека, а его попытку скрыть от себя и других свою неспособность к реальному труду в любой сфере. Даже путешествуя на крыльях ангела, нужно уметь сесть ему на спину так, чтобы не повредить маховых перьев.
Сильная Дева означает, что чем бы ни занимался человек, на нем будут «возить воду» больше, чем на окружающих, но зато и достигаемое им мастерство может оказаться гораздо выше среднего — если он будет к этому стремиться. Для него религиозность в чистом виде будет всегда недостаточна — ему нужно служить своему Богу, конкретно работать на Него, посвящая Ему свой труд, силы, энергию и мастерство.

Комментарии закрыты.